Не журналистика

Такое было время

В истории случаются времена простых решений и понятных определений: вот друг, а вот враг, туда идти можно, а в другую сторону лучше и не пробовать, эта мысль хорошая, а вот в этой лучше не признаваться даже себе. Это образ мышления на войне, которая лишает мир полутонов и красок, на которой все – или белое, или черное. И все всем понятно. Но такая простота решений, мышления и действий случается и в мирное время. На этой неделе исполнилось 50 лет со дня начала в Китае «Великой пролетарской культурной революции» –  жестокого десятилетия, которое не обошло стороной практически ни одну китайскую семью. 

Китайские мужья для ваших жен

Мне всегда казалось, что Россия с Беларусью и Китай могут помочь друг другу в решении демографических проблем. В Китае вот мужчин на 30 млн. больше, чем женщин. В России и Беларуси тоже демографический перекос имеется, в противоположную от Китая сторону. В самой продуктивной возрастной группе (25-54) по-прежнему на десять девчонок только девять ребят. И как показывает опыт и все та же статистика, не все из ребят трезвые. Китайцы в большинство своем не пьют, работают много и охотно, о семье мечтают и о детях заботятся. Правда, некоторые подруги, побывавшие замужем за китайцами, жалуются, что после рождения детей супружеские обязанности мужей перестают интересовать – им больше нравятся компьютерные игры. 

Переведенному – не верить

Много лет я жила в Китае и знаю, как иностранные государства и компании хотят быть к Поднебесной ближе. По одной и той же банальной причине: деньги. Государствам нужны инвестиции, а компаниям – огромный (лет десять назад говорили, что необъятный) китайский рынок. С рынком лучше всего говорить на понятном ему языке. Так что многие мировые бренды производят специальные товары для Поднебесной и рекламируют их (и себя заодно) по-китайски. У всех получается по-разному, иногда они ошибаются. Часто ошибки бывают такими, что означают почти противоположное. В этих случаях китайцы смеются и не покупают, а компании подсчитывают убытки и обещают себе в следующий раз не экономить на знающих тонкости не только языка переводчиках.

Китайцы идут

Вы слышите – китайцы идут? Даже слух напрягать не нужно: они идут, и это слышно всем. Шагают в такт по своей площади Тяньаньмэнь – мир удивляется размаху и уверенности их парада. Когда в Тяньцзине грохочет, убытки подсчитывает весь мир. Когда Народный банк КНР снижает курс юаня, информационные агентства, занимающиеся экономикой, работают в авральном режиме следующие несколько дней: проанализировать, объяснить, спрогнозировать… А уж когда падают индексы Шанхайской биржи, прогнозисты всех всемирных банков пересматривают свои предсказания в сторону уменьшения. Мировая экономика будет падать? Это ж понятно: всему виной Китай. Расти? Ну, это из-за Китая. У Австралии проблемы? Это ж очевидно: Китаю не нужно столько сырья. Цены на нефть снова пошли вниз? А потому что китайцам столько нефти уже не нужно. Скокнули вверх? Может быть, китайская экономика передумала скукоживаться? В общем, кругом – один Китай. Великий и ужасный. Пугающий и желанный.

Смена ориентации

Пекинские подруги пишут: караул, русские туристы пропали! Пустует ЯбаоЛу (самый знаменитый пекинский рынок), закрываются ориентированные на русских туристов магазины «Сеня», «Юра» и далее по списку, обезлюдели рестораны (о, как я мечтаю о настоящей китайской еде!), скучают массажисты и парикмахеры. Нет туриста. Китайцы во всем винят… нет, не слабый российский рубль и запрет определенным категориям государственных чиновников покидать пределы России.