Не журналистика

Любовь не уходит

Женщина в красном платье сидит на стуле. Десятки людей наблюдают за ней, это аттракцион. Так она его придумала. Открыла глаза – новый человек. Молодой или уже поживший, женщина, мужчина, подросток. Закрытый, серьезный, скептичный. Улыбающийся, сомневающийся, ухмыляющийся. Уйдет ли он от нее другим? Не факт. Изменит ли она мир? Вряд ли. Себя? Кто знает. Закрыть глаза – открыть. О! Вспышка, улыбка, глаза в пол. Она его знает. Не ждала. Не готова.

Предательство в Мюнхене

Каждый год в феврале я приезжаю в Мюнхен на Международную конференцию по безопасности. В этом году в ней впервые принимал участие премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Именно здесь, говорил он, был сделан первый шаг к Холокосту. Именно здесь. От отеля «Байришер Хоф, в котором проходит конференция, до здания, в котором восемьдесят лет назад, в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года, было подписано Мюнхенское соглашение (более известное нам из учебников истории как «Мюнхенский сговор»), всего двадцать минут ходьбы. То давнее соглашение и сегодня – больная тема для исторической памяти чехов, задающихся вопросом: почему мы приняли его, почему не сопротивлялись? Большинство говорят: Запад нас тогда предал. И, развязав руки Гитлеру, приблизил Вторую мировую войну, полагая, что «принес мир этому поколению». Благими намерениями, сами знаете, куда выстлана дорога. На самом деле история Мюнхенского соглашения не закончена до сих пор.

Молчание хунвэйбинов

Пятьдесят лет назад Мао Цзэдун начал «Великую пролетарскую культурную революцию» – для сохранения пошатнувшейся было личной власти. За следующее десятилетие в стране погибли, по разным оценкам, от 500 тысяч до 2 миллионов человек. В учебниках истории об этом десятилетии – лишь констатация исторического факта и упоминание о «30% ошибок» Великого кормчего. Парадоксальным образом это все еще слишком чувствительная тема для общества: ее не обсуждают, не осуждают и не забывают. Хунвэйбины молчат, а их жертвам не слишком дают слово. Это Китай, детка. 

Такое было время

В истории случаются времена простых решений и понятных определений: вот друг, а вот враг, туда идти можно, а в другую сторону лучше и не пробовать, эта мысль хорошая, а вот в этой лучше не признаваться даже себе. Это образ мышления на войне, которая лишает мир полутонов и красок, на которой все – или белое, или черное. И все всем понятно. Но такая простота решений, мышления и действий случается и в мирное время. На этой неделе исполнилось 50 лет со дня начала в Китае «Великой пролетарской культурной революции» –  жестокого десятилетия, которое не обошло стороной практически ни одну китайскую семью. 

Китайские мужья для ваших жен

Мне всегда казалось, что Россия с Беларусью и Китай могут помочь друг другу в решении демографических проблем. В Китае вот мужчин на 30 млн. больше, чем женщин. В России и Беларуси тоже демографический перекос имеется, в противоположную от Китая сторону. В самой продуктивной возрастной группе (25-54) по-прежнему на десять девчонок только девять ребят. И как показывает опыт и все та же статистика, не все из ребят трезвые. Китайцы в большинство своем не пьют, работают много и охотно, о семье мечтают и о детях заботятся. Правда, некоторые подруги, побывавшие замужем за китайцами, жалуются, что после рождения детей супружеские обязанности мужей перестают интересовать – им больше нравятся компьютерные игры.