Истории из рюкзака

Требуйте отстоя смысла

Не так давно британский сайт Business Financing задался целью узнать самые старые компании по всему миру, которые до сих пор занимаются тем же бизнесом, с которого начинали. Понятно, что таких не может быть много: говорят, что средняя жизнь бизнеса сократилась с 60 лет в 1960-е годы до 20 сейчас. Но тем интереснее узнать, какие выживают в исторических передрягах. Так вот чаще всего выживают пивоварни, винокурни и все остальное, связанное с едой и питьем – рестораны, например. По крайней мере, в Европе именно так. Беларусь, кстати, в этом исследовании тоже есть. Самой старой работающей у нас компанией назван тоже пивной завод – «Оливария», основанная в в1864 году.

Хиджаб раздора

В 2013 году выросшая в Нью-Йорке бангладешская мусульманка Назма Кхан выступила с инициативой объявить 1 февраля Всемирным днем хиджаба. Сегодня этот день отмечают в 146 странах мира. В этом году он прошел под девизом «Единство в многообразии». Женщины других конфессий в этот день примеряют хиджабы и записывают видео. Кто в поддержку мусульманок (как показывают опросы, 71% женщин, носящих хиджаб, ощущали дискриминацию), кто в поддержку женщин, независимо от того, какую религию они исповедуют. Назме Кхан может быть счастлива: своей инициативой она всколыхнула мир. Но и породила волну критики. Сестры по вере критикуют ее за то, что своей инициативой она многих вводит в заблуждение: мол, люди будут думать, что носить или не носить хиджаб – вопрос выбора. Но это далеко не всегда так, поэтому в 2018 году канадская активистка Ясмин Мохаммед начала кампанию «День без хиджаба» в честь «смелых женщин по всему миру, которые хотят быть свободными». К какой из этих кампаний присоединились бы вы?

Скандал в монаршем семействе

«Мы не пашем, не сеем, не строим, мы гордимся общественным строем», – это практически про любую монархию, а не только про тех, о ком вы сейчас подумали. В британском монаршем семействе скандал: герцоги Сассекские (более известные как принц Гарри и Меган Маркл) устали, они уходят. Их теперь даже не будут называть «королевскими высочествами», хотя принцем Гарри, без сомнения, останется принцем. Не выдержали нагрузок королевской жизни – бывает. Не они первые, между прочим. От титулов и финансирования отказывались и уходили на «вольные хлеба» члены королевских семей в Нидерландах, Швеции и Норвегии, и даже в Таиланде и Японии. И что здесь такого? В конце концов, они такие же люди, как и мы. О скандалах в монарших семействах.

Карточка против наличных

«Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, – призывали Буратино лиса Алиса и кот Базилио. Знали бы они тогда, что со временем практически все мы будем получать зарплаты на банковскую карточку, а «живые» деньги в руках с каждым днем будем видеть все реже. Но означает ли это, что «не прячьте ваши денежки по банкам» совсем устарело? Ничего подобного: в Европе, например, чем южнее, тем больше любовь к наличности. Карты не везде и не всегда. В супермаркетах – да, в кафе и ресторанах могут отказать: «У нас расчет только наличными». На ваше «У нас нет наличных», отвечают просто: «Банкомат за углом». Удивительно, но среди больших любителей наличности не только горячие южные народы, но и немцы: почти 80% жителей страны, о которой мы думаем как о передовой, предпочитают платить наличкой. Психологи объясняют это привычкой к контролю: мол, большинство немцев озабочены, что утратят контроль над собственными финансами при полном переходе к безналичным расчетам. Говорят, что такая немецкая осторожность в обращении с деньгами – результат турбулентной истории Германии в ХХ веке. А кого в прошлом веке не трясло? Но мы же полюбили безналичные платежи.

Форс-мажор? Поговорите с нами!

В воскресенье 15 декабря скорый поезд № 708  Минск-Гомель, следующий без остановок, внезапно остановился на станции Красный Берег. Все услышали громкий хлопок и увидели вспышку света: «Ого!», – выдохнули в восьмом вагоне, в котором я ехала. Потом еще несколько хлопков и вспышек. Потом взволнованный голос проводницы по громкой связи: «Пассажиры, немедленно покиньте вагоны, эвакуация!». Инстинкт журналиста сработал раньше инстинкта самосохранения: сначала хватаю сумку с компьютером, потом одежду. В поезде 14 вагонов, людей – несколько сотен. Все нервничают. Чрезвычайные ситуации случаются каждый день – увы, но факт. Главный вопрос – как на них реагируют участники (обычно эмоционально) и те, кто по долгу службы эти ситуации должен разрешать. Для того чтобы не было паники, с людьми нужно разговаривать. А вот этого никто не clелал. В авиации на случай нештатных ситуаций есть протокол реагирования – и это спасает жизни. Есть ли такой протокол на БелЖД? Почему с нами не поговорил начальник поезда или машинист? (Спойлер: никто не пострадал, и до пункта назначения мы прибыли, пусть и с опозданием).