Истории из рюкзака

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 4.

Камчатки нет без медведей, икры, восторга и вулканов. В программе нашего пребывания были три восхождения: два на потухшие вулканы – Мутновский и Горелый и одно на действующий – Авачинский. Несмотря на то, что наш проводник Кирилл иногда напоминал Моисея, взявшего халтурку, на Авачинский мы поднялись, причем все, а это не с каждой группой случается. Мой подъем на Авачу – это история про то, как за один день можно обрести веру в себя и потерять ее с треском.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 3.

Пока население на Камчатке убывает, популяция медведей растет. Медведи – одна из главных местных достопримечательностей, не увидел медведя – считай, и на Камчатке не был. Мы точно были. Мой камчатский счет – пять медведей и две порванные палатки.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 2.

Если бы при путешествии на Камчатку можно было бы избежать посещения ее административного центра Петропавловска, это нужно было бы сделать. Потому что первое впечатление от города: девяностые, тоска, много пивных ларьков. Второе впечатление: а девяностые таки рулят! И очень много пивных заведений. Город как будто застрял в том времени, из которого мы вырвались со вздохом облегчения. Справедливости ради: он стал таким задолго до 1990-х.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 1.

Наше лучшее воспоминание и впечатление лета – Камчатка. Сегодня первый рассказ из цикла «Все в порядке, мы с Камчатки» про удивительную человеческую породу – камчатского мужика. Чтобы было понятно: не каждый житель полуострова мужского пола к ней относится. Но если идете в поход, поднимаетесь на вулканы и сплавляетесь по рекам (что мы и делали), шансы встретить камчатского мужика, как и шансы встретить местного медведя, существенно возрастают. Во всех камчатских мужиках есть суровость, малоулыбчивость и надежность: «как за каменной стеной» это как раз про них. В душе они романтики, и об этом догадываешься сразу – то ли по улыбке этой несмелой, то ли по случайно брошенной фразе, то ли потому, что только настоящие романтики становятся проводниками (в этих краях слово «гид» звучит мелковато).

Как храмы превращаются в отели

Как-то в Праге я приметила церковь с вывеской Hotel. Сначала удивилась, а потом перестала. Чехи – одна из самых неверующих в мире наций, согласно недавним исследованиям, 91% опрошенных в возрасте от 16 до 29 лет признались, что не имеют религиозных верований. Количество верующих уменьшается по всему миру (европейское исключение – Польша): в безразличии к религии признались 80% жителей Эстонии, 75% шведов и 72% голландцев. А здания – прекрасные, исторические, построенные на века – есть! Что с ними делать? Варианты, как показывает опыт этой пражской церкви, и в еще большей степени опыт соседней Германии, есть: от музеев и концертных залов до скалолазных центров и …мечетей.