Главная

Основатель Фэйсбука  поддерживает регулирование социальных сетей

«Если бы Фэйсбук был государством, представляет председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер своего собеседника, – Марк Цукерберг был бы президентом самой крупной страны в мире». И это действительно так. Говорили в основном об ответственности (каждого из пользвателей социальных сетей и компаний, ими владеющих) и регулировании. Цукерберг признался, что в его компании более 35 тысяч (!) человек работают над выявлением и уничтожением вредного содержания и кампаний дезинформации: Но все же не стоит обвинять во всех бедах социальные сети, говорит Марк (он даже надел костюм). Нужно законодательно урегулировать «как минимум четыре области, затрагивающие нашу компанию. Это выборы и политический дискурс, личные данные и ответственность за информацию». Времена безудержной интернет свободы прошли.

Если антироссийские настроения в Мюнхене сильны с 2014-го, переломного во многом, года, то 2020-й запомнится в Мюнхене, пожалуй, своей явной антикитайской направленностью. Справедливости ради: так говорили в большинстве своем представители США, не европейцы. Отношение к Китаю вообще и к сетям 5G и компании Хуавэй – одна из линий несогласия между ЕС и США, и трещина эта проходит внутри «Запада», раскалывая его. Дальше всех в этой риторике пошел министр обороны США Марк Эспер: вся его речь была антикитайской. Я послушала, впечатлилась и взяла комментарии у министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея и главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова.

Эммануэль Макрон в Мюнхене: нужна более сильная Европа

Президент Франции Эммануэль Макрон говорит о том, что «нам нужна европейская стратегия. Я представляют себе Европу, которая является суверенной, единой и демократической. Мы должны обеспечить суверенитет Европы. Я представляю себе Европу, которая приняла решение определить свое ядро и которая пользуется авторитетом, которая себя модернизировала, пересмотрела свои правила. Это не может быть Европа, где все решения принимаются только единогласно, где каждая страна представлена своим комиссаром. Я ожидаю большей степени интеграции». Макрон давно и настойчиво говорит о необходимости реформировать Европу, и сейчас он произнес очень интересное в этой связи слово – «ядро». Какие страны могут стать ядром Евросоюза? Само собой, Франция и Германия, но кто еще?

Президент Зеленский о войне, мире и о том, кому принадлежит его сердце

Встреча с президентом Украины Владимиром Зеленским прошла на Мюнхенской конференции по безопасности. Людей много, место на скамьях нашлось не всем, многим пришлось стоять у входа. «Я и не знал, что так популярен», – оглядев аудиторию, произнес Зеленский. Кокетничает, конечно. Диалог с ним ведет звездная ведущая BBC и CNN Кристиан Аманпур – звезда с звездою говорит. Ей, конечно, интереснее про Трампа и импичмент, чем про урегулирование конфликта на Донбассе: ее аудитории американская рубашка ближе к телу. «В моей предыдущей жизни я мечтал получить «Оскар» и стать очень популярным в США, – говорит Зеленский, и дальше со смехом, разводя руками: – Сейчас я очень популярен в США!»

О войне, мире и о том, кому принадлежит сердце украинского президента, а кому его тело – в моем репортаже из Мюнхена.

Майк Помпео на Мюнхенской конференции по безопасности: Запад побеждает

«Последнее время западные лидеры ставят под сомнение приверженность США своим обязательствам по отношению к ЕС и НАТО. Я с удовольствием говорю о том, что сообщения о смерти Трансатлантического альянса сильно преувеличены, – заявил Майк Помпео. – На самом деле мы одерживаем победу. Именно поэтому так много людей рискуют своей жизнью, чтобы переплыть через Средиземное море и добраться до Европы. Никто не рискует своей жизнью, чтобы добраться до Ирана или Кубы. Люди хотят учиться в Кембридже, а не в Каракасе. Они хотят открыть свое дело в Кремниевой долине, а не в Санкт-Петербурге. США процветают. Запад побеждает».

В поисках мудрости

Мюнхенская конференция по безопасности началась с растерянности. Открывавший ее президент Германии Фран-Вальтер Штайнмайер вопрошал: как Европе, обнаружившей себя в центре мировоззренческого конфликта, жить дальше? Говорили о том, что «демократические процедуры работают против демократии», о многочисленных конфликтах, решении которых никто не ищет. Есть ощущение, что все понимают, что мир оказался в некотором смысле в таком тупике, из которого не то что нет выхода, но этот выход пока еще никто даже не начал искать. Или все-таки?...

Новые технологии и угроза демократии

Если судить по первым дискуссиям на Мюнхенской конференции по безопасности, две тени нависли над Западом, угрожая: Китай и новые технологии. В контексте дискуссий новые технологии в значительной степени снова означают Китай, так что угроза Западу, считай, одна, и имя ей – Китай. По крайней мере, с точки зрения Соединенных Штатов, а именно эту точку зрения озвучивала спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси, это именно так: «Допуск китайцев к установлению сети 5G будет означать победу автократии над демократией. Нужно создать другую совместную модель, которая сможет обеспечить наше демократическое будущее». А канцлер Австрии Себастьян Курц считает, что европейская демократия проигрывает экономическое соревнование с Китаем.

На Западном фронте большие перемены

Когда вы думаете о Западе, то о каком именно? Составители доклада Международной конференции по безопасности, которая открывается сегодня в Мюнхене, говорят: Запад – это ЕС с союзниками и Северная Америка. И этот Запад (который у нас часто с иронией и даже сарказмом называют «коллективным») сейчас не просто в кризисе – он исчезает. А если вы ни капельки не оптимист (а таких все больше), знайте: Запада больше нет. По крайней мере, так говорят составители доклада, который был презентован за несколько дней до начала конференции. Он называется «Westlessness», это можно перевести по-разному. Я бы предложила «Без Запада», но это слишком просто. Westlessness – это «Беззападность», нехватка Запада, дыра, которая появилось на том месте, которое еще вчера казалось заполненным. Но эта дыра, несомненно, заполняется. Другими политиками, странами и континентами.