Главная

И ты, Хуго…

Среди множества знаменитых и дорогих брендов одежды есть один, в магазине которого я никогда не была. Не так давно магазин Hugo Boss закрыли в Минске, и я подумала, что не буду по нему плакать. У Boss прекрасная одежда, мужчины в их костюмах выглядят чертовски хорошо, иногда даже лучше, чем когда эти костюмы снимают. Но отец-основатель фирмы Хуго Фердинанд Босс шил костюмы для нацистов, я об этом всегда помню и отказ покупать вещи этого бренда – мой личный бойкот.

Европа против нас

Против кого Советский Союз воевал в Великой Отечественной войне? Многие, не задумываясь, ответят: против гитлеровской Германии. Но так ли это на самом деле? Нет. На самом деле не только против нее.

Город будет добрым

Я подхожу к окну, когда город еще окутывает сонная дымка. В ней пробивается свет – то розовый, светлеющий, то сероватый, без оттенков, но всего несколько минут – светлеет и он. С новым утром, Минск. Оно будет добрым, правда?

Игорь Колб. Человек возможностей.

В кабинете главного балетмейстера Большого театра Беларуси Игоря Колба – суматоха, каждую минуту дверь открывается, закрывается, приносят бумаги, задают вопросы – некогда вздохнуть. «Десять минут, – говорит Игорь Павлович кому-то у меня за спиной, – дайте мне десять минут». Разговариваем десятиминутками, потому что Колб – человека слова: на это интервью он согласился еще до приезда в Минск, а сейчас извиняется, что на 10 минут задержался на репетиции балета «Спартак»: «Достаточно сложная репетиция. Если не уйдут завтра на больничный, пойму, что люди действительно готовы работать». И я понимаю, что театр и нас, зрителей, ждут серьезные перемены. Об этом и не только разговариваем с Игорем Колбом, это его первое интервью для белорусских печатных СМИ.

В Большом театре новый главный балетмейстер

В Большом театре Беларуси представили нового главного балетмейстера. Им стал выпускник Минского хореографического училища, бывший премьер Мариинского театра, заслуженный артист России Игорь Колб.

А вы боитесь смерти?

Спрашиваю себя: а насколько сильно хочу жить я? И как я встречу неизбежное? Буду сопротивляться или приму спокойно, как мои бабушка и мама?

Мы часто судим о людях по профессии: удачник/неудачник, иногда смотрим на кого-то свысока: у нас, мол, высшее образование (хотя в наше время это на самом деле ничего не говорит о человеке), а они где-то там, в корабельном аду... И чаще всего напрасно.