Главная

Последнее время часто можно услышать вопрос: а зачем нам так много рассказывают о войне? Столько лет прошло, какое это сейчас имеет значение? Я как раз из тех, кто не перестает рассказывать. Потому что у многих сегодняшних вопросов и проблем давние – исторические, военные – корни. Вот разразилась вдруг торговая война между Японией и Южной Кореей: в Токио изменили правила экспорта некоторых химических веществ, которые используются в производстве полупроводников и высококачественных дисплеев. С чего бы это вдруг, спросите вы. И я отправлю вас в историческое путешествие – назад, к войне.

Ни слова о политике

В чешских пивных перестали обсуждать политику. Говорят о чем угодно – о семье, детях, рыбалке, охоте, лыжном сезоне, о женщинах и мужчинах, наконец, но не о политике. И этому тренду как минимум пятнадцать лет, утверждает декан факультета социологии Карлова университета Иржи Винопал. С 2004 года под его руководством проводится ежегодное исследование социальной жизни чешских пивных. Даже не думайте смеяться: пиво и все, что с ним связано, в Чехии – национальный институт, отношение к этому серьезнее некуда. Меняется жизнь и ее ритм, социальный строй, отношения между людьми, но одна вещь остается неизменной – ты всегда можешь прийти в пивную, заказать кружку пенного и поговорить с друзьями. За первой кружкой идет вторая, третья… разговор все оживленнее. По крайней мере, так было до сих пор. Но все меняется, и чешские пивные тоже.  

Следить или не следить?

В 2014 году в Белграде машина сбила молодого человека. Он умер, водитель сбежал. Занимаясь его поисками, сербская полиция выяснила, что подозреваемый улетел в Китай. Узнав, в какой именно город, обратились к китайским коллегам с просьбой помочь и отправили фотографию. Через три дня подозреваемый был арестован. Китайским полицейским помогла цифровая технология распознавания лиц. Теперь Сербия просит компанию Huawei установить у себя такую же – для обеспечения безопасности на своих улицах. Следить или не следить больше не вопрос: следить. Граждане протестуют, европейские институты издают руководящие принципы для разработчиков программного обеспечения: чтобы и безопасность гарантировать, и к вам в спальню при этом не слишком залезть. Залезают, конечно.

Патриоты или опасные правые?

Они называют себя патриотами, но германская Федеральная служба защиты Конституции (BfV) классифицирует идентитарианцев как крайне правое движение и официально предупреждает: мы за вами следим. По подсчетам BfV, в Германии идентитарианцев около 600 человек. Вроде бы, совсем немного. Так почему теперь за ними будут так пристально следить?

Мадам президент

«Уверена, что Еврокомиссия теперь в надежных руках», - говорит глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини. «Фон дер Ляйен – наш самый слабый министр. Очевидно, этого достаточно, чтобы стать главой Еврокомиссии», - пишет бывший председатель Европарламента Мартин Шульц. Такой разброс мнений в отношении первой немки на этом посту за последние полвека и первой женщины весьма показателен: отражает ситуацию в Европарламенте. Да и во всем Евросоюзе, пожалуй.

Личность для истории

Знаете, почему шансы Дональда Трампа выиграть выборы в 2020 году эксперты оценивают как высокие? Хотя бы потому, что у демократов нет такого ярко эмоционального кандидата, чьи высказывания сразу разбираются на цитаты. Я видела Джо Байдена в феврале в Мюнхене: сед, рассудителен, скучен. В наши дни у скучных политиков нет шанса. Две очевидные политические тенденции последних лет: преобладание внутренней повестки над внешней и смерть международных институтов. А когда международные институты становятся недееспособными, на первый план выходят личности. Проблема в том, что у большинства этих личностей – свои внутренние проблемы, неудовлетворенное тщеславие и амбиции. Но их проблемы очень быстро становятся нашими.

Не уверен – не продавай

О последних политических скандалах в мире моды. Новая тенденция: компании по всему миру то и дело извиняются за «неудачный» дизайн, а страны и отдельные категории граждан внимательно его рассматривают – не на предмет красиво-некрасиво, носибельно или не очень, дорого либо вполне, а не предмет того, не наносит ли ущерба чьим-то чувствам. Случается – наносит. Чаще других это случается со спортивными компаниями и чаще всего в Китае. Но и Соединенные Штаты стараются не отставать.

После выхода США из СВПД в 2018 году Иран терпел год, надеясь, что остальные участники сделки – Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай – сумеют или повлиять на США, или найдут способы смягчить действие американских санкций. Надежды не оправдались, и Иран начал постепенно отказываться от своих обязательств: сначала превысил лимит на хранение в 300 кг обогащенного урана, а потом заявил, что будет игнорировать обязательство обогащать уран лишь до 3.67%. Как говорят специалисты, при желании Тегеран может получить бомбу за год. По большому счету, нарушения Ирана – крик о помощи, обращенный в первую очередь к Европе. Но, похоже, напрасный. В противостоянии с США шансов у Ирана (да и у остального мира) не так и много.