Главная

Черные пуанты

Балет – один из самых консервативных видов искусства, это вам любой скажет. В Великобритании и США артисты балета консерватизмом своего искусства стали возмущаться. Тут нужно сразу уточнить: возмущаются артисты не белые. Потому что им в этой профессии приходится труднее, чем белым – по крайней мере, так они говорят. Мол, вся балетная одежда и обувь приспособлены для белых: по канону балетные танцуют в туфлях и пуантах телесного цвета. А телесный цвет ведь разный бывает. Танцовщикам с более темным цветом кожи приходится вручную красить свои туфли. Новый директор Парижской оперы Александр Неф поручил изучить вопрос об обеспечении артистов трико и обувью, соответствующими цвету их кожи. А еще артисты балета в Париже подписали петицию о запрете черного грима. Художественный руководитель Большого театра Беларуси Валентин Елизарьев, комментируя нововведения Парижской оперы, лаконичен и категоричен: «К балету это не имеет никакого отношения».

Те, кто отступает, и те, кто ждут указаний

Дебаты прошли, а осадочек остался. Такой скандальной ситуации, как во время теледуэли Дональд Трамп – Джо Байден, в Соединенных Штатах еще не было. Дональд Трамп вел себя в привычной манере: перебивал, кричал и переходил на личности. Байден, человек, в принципе, более спокойный, и даже, возможно, кандидат поневоле – у Демократической партии не нашлось никого иного с шансами быть избранным – от такого напора терялся. Но в какой-то момент все же сказал фразу, моментально ушедшую в народ: «Заткнись, чувак. Это так не по-президентски». Но не только фразой Байдена запомнилась та теледуэль. «Отступаем и ждем указаний» – написано на футболках с логотипом движения Proud Boys («Гордые парни»). Кто они такие? И почему за это «ждем указаний» Трампа осуждают даже днопартийцы?

Цена объединения

3 октября Германия отпраздновала 30-летие своего объединения, за которое немцы платят – в самом прямом смысле – до сих пор. А мы, люди, родившиеся в СССР, до сих пор спорим о той цене, которую за это объединение заплатили мы. Михаила Горбачева вспоминаем, конечно. Чаще всего недобрым словом. Справедливо ли? Сколько денег Горбачев мог попросить за объединение, а сколько попросил на самом деле? Действительно ли ему обещали, что НАТО «ни на пядь не продвинется дальше на восток»? (Спойлер: действительно).

Ты осознаешь безвозвратность потери тогда, когда открываешь мамину квартиру своим ключом, и она встречает тебя тишиной. Ее можно назвать гнетущей, можно мертвой, но как ни называй, она говорит об одном: ты осталась одна. Тишина давит, ты ходишь по комнатам своего детства, берешь в руки то одно, то другое, то третье, и не можешь ни на чем сосредоточиться – ни на своих чувствах, ни на вещах: у каждой своя история, как я буду от них избавляться?

Аксай Чин – спорная территория на границе между Китаем и Индией. Территория практически необитаемая, но важная для эти двух самых населенных и обладающих ядерным оружием государств мира. В июне здесь произошла кровавая стычка между пограничниками: сошлись в рукопашную, 20 индийских военнослужащих погибли. Китай о своих потерях молчит, но эксперты уверены: они примерно равны индийским. В начале сентября впервые с 1975 года здесь прозвучали выстрелы. Китай обвиняет Индию в том, что она первой начала стрелять. Индия говорит, что первым стрелять начал Китай. Правду о том, кто это был в действительности, мы вряд ли узнаем. С июньской рукопашной прошло уже 17 раундов переговоров. Их цель – возвращение к линии фактического контроля, деэскалация напряженности, отвод войск. Если договоренность не будет достигнута, тысячи военнослужащих останутся в горах в условиях крайне суровой гималайской зимы. Но чем бы эти переговоры ни закончились, регион вновь становится если и не горячей, то тлеющей точкой.

Президент Франции Эммануэль Макрон все активнее примеряется к креслу неформального лидера Европы. На острове Корсика президент Макрон – да, сравнения с великим корсиканцем неизбежны, но, возможно, Эммануэль и не хочет их избегать – провел саммит Med7, группы ЕС, объединяющей средиземноморские страны Южной Европы: Грецию, Испанию, Италию, Кипр, Мальту, Португалию и Францию. Две страны – Греция и Турция – претендуют на разведку, разработку и добычу нефти в одном и том же месте. Обе эти страны – члены НАТО, Греция – член ЕС, Турция много лет ведет переговоры о присоединении. Макрон говорит, что Турция нам «больше не партнер» и требует от Эрдогана «разъяснить» свои действия. Не на того напал. Хотя, справедливости ради, еще и не нападал, несмотря на имевшее в июне место противостояние французского фрегата и турецких кораблей: два горячих парня любят поиграть мускулами. «У тебя со мной будет много проблем», – предупреждает Эрдоган, вдохновленный идеей восстановления Оттоманской империи (сейчас все грезят о восстановлении империй, вы заметили?).

Несколько лет назад ходила невеселая шутка о том, что в мире торжествующей политкорректности следующим Нобелевским лауреатом по литературе должна стать чернокожая одноногая лесбиянка, а о чем она будет писать, не так и важно. К счастью, Нобелевский комитет по-прежнему вручает премии, оценивая в первую очередь талант. Но то литература, а вот у кино, как известно, своя табель о рангах и свои маяки для посвященных. На днях Американская академия опубликовала новые требования к картинам, которые будут претендовать на победу в самой престижной номинации «Лучший фильм». К собственно кино новые стандарты не имеют почти никакого отношения, а вот к торжеству политкорректности – самое непосредственное. Идея про чернокожую одноногую лесбиянку живет и, похоже,  побеждает.

Повторение пройденного

Пять лет назад мир скандировал «Я – Шарли!» в солидарности с расстрелянными журналистами и художниками карикатуристами. 7 января 2015 года братья Саид и Шериф Куаши зашли в здание, где располагалась редакция сатирического журнала «Шарли Эбдо», и расстреляли 12 человек. Тогда в знак протеста на улицы Парижа вышли миллионы человек, а в первом ряду демонстрантов стояли президенты, премьер-министры и канцлеры. . Картинка получилась впечатляющей, но даже такая демонстрация сплоченности не смогла остановить насилие: по Франции прокатилась волна исламистских атак. В итоге 250 человек убиты. Убиты и террористы. А сейчас в Париже судят 14 человек (причем троих заочно): по мнению суда, все обвиняемые имели отношение к нападению на редакцию «Шарли Эбдо»: их обвиняют в хранении оружия, членстве в террористической организации и финансировании терроризма.