Главная

Преодоление страха

«А вам не страшно?», – спрашивает женщина, стоящая на горной тропе. «Страшно», – отвечаю. «Вот я не рискнула», – говорит. Я, получается, рисковая.  Мы желаем друг другу удачи и расходимся в разные стороны: она идет вверх, я еду вниз. Она идет сама, я еду на лошади. Когда едешь верхом на лошади по самому краю пропасти, особенно когда это с тобой впервые (не край пропасти, а на лошади по нему), тебе не страшно, а очень. И ты преодолеваешь страх скатиться в бездну под тобой. Ты преодолеваешь страх, когда прыгаешь по огромным валунам, опасаясь не допрыгнуть, не подняться, сорваться с зазубренного края. Ты преодолеваешь страх, переходя ревущие горные ручьи по шатким бревнам – неверным, скользким. Ты никогда раньше этого не делала, и боишься, что не удержишься, покалечишься и всех подведешь. И этот страх подвести других двигает вперед. Страх, оказывается, может быть отличным мотиватором и огромной движущей силой. Значит ли это, что страх – хорошо? Нет, это значит, что он преодолим.

Никому не нужные афганцы

Для Европы главное – чтобы не повторился 2015 год, когда более одного миллиона мигрантов проникли на континент, вызвав хаос в умах и сердцах и потрясения в политических кабинетах. Для США главное – сделать вид, что все идет по плану, вывод войск из Афганистана был объявлен заранее и идет в соответствии с графиком. Хаос? Ну, бывает: операция-то сложная (особенно когда оказался к ней не готов). Для афганцев – тех, кто сотрудничал с армией США и их союзников по НАТО – главное – уехать из страны.

Маленький мечтает о большом

У многих ведь как: твердость под ногами – быт, семья, работа стабильная, огородик на даче и баня по субботам, все здорово, стабильно и даже как будто прекрасно, и годами, годами, а потом вдруг – раз, услышал музыку, замечтался на минуту – и взлетел. Паришь себе над городом, паришь – крыши, соседи внизу чай пьют, смотрят на тебя удивленно, а ты и сам себе удивляешься: жил, казалось, нормально, хорошо даже вот до этого самого момента жил, а тут взлетел, паришь – и так, оказывается, хорошо в небе, легко и свободно. Хотя огородик и баню по субботам, конечно, жалко. Есть такая картина у художника Валентина Губарева – «Музыка окрыляет», я, когда на нее смотрю, сама хочу оттолкнуться и взлететь – это ведь так легко на самом деле. Мечтать, летать…

Одиночество в горах

Только что вернулась из похода на Алтай: три дня на лошадях, неделю на ногах – вверх-вниз, вверх-вниз, с 900 м до 3100 м и снова вниз, а потом снова вверх. Ночевки в палатках, еда на костре, дождь, ветер, солнце, десять дней спать не раздеваясь. Если нужно освободить голову от мыслей – это лучший вариант. …Все ушли вверх, и я на пару часов осталась одна. Обычно человека не оставляют в горах одного, потому что это только на первый взгляд они мирные, а на самом деле кто знает, что может произойти? Но здесь, на леднике у подножия Белухи, еще невысоко, а мне очень надо побыть наедине с горами. Потому что других возможностей остаться наедине с собой нет. Нам нужно уезжать все дальше, карабкаться все выше, чтобы получить эту роскошь – самих себя. Когда долго сидишь в одиночестве на камне, обязательно увидишь, как к тебе подползает каменная змея и поймешь: Заратустра где-то рядом. А, может быть, осознаешь, что ты и есть Заратустра.

Предупреждение для тех, кто будет читать этот текст и удивляться: нет, я не принимала никаких галлюциногенов.

Воспитание бабочек

Когда мой папа привел будущую жену знакомиться со своей мамой, Елизавете Марковне будущая невестка не показалась: слишком хрупкая – «Она же сумку домой донести не сможет!». «И каждый раз, когда я сгибалась под тяжестью сумок, которые выворачивали мне руки, я вспоминала ту первую встречу с Елизаветой Марковной и ее неверие в мои силы», – смеялась мама. И каждый раз, когда я иду из магазина – полный рюкзак за спиной, сумка на плече, сумка в руке (не все поместилось в рюкзак) – я вспоминаю первую встречу моей мамы с моей бабушкой. Нет, я и других женщин знаю – томных, у которых самая тяжелая поклажа – сумочка, в которой кредитка мужа, а сам он обязательно подъедет к магазину (не продуктовому), когда жена закончит шопинг – ей ведь тяжело нести покупки. Бывает, я им завидую: они мне и кажутся прекрасными бабочками, которые украшают жизнь. Мне тоже так хочется. Но – не дано: воспитание. Все из семьи – и закалка, и порхание. Не быть мне бабочкой… 

Космическая гонка миллиардеров

Ричард Брэнсон собирался полететь в космос на собственном корабле ближе к концу лета. Но, узнав, что самый богатый человек на Земле, основатель компании «Амазон» Джефф Безос полетит 20 июля, решил сыграть на опережение. Решил – полетел. Брэнсон взлетел на 88 км, Безос – на 107. И хотя Международная авиационная федерация проводит границу космоса на высоте 100 км над уровнем моря, Безос астронавтом не стал: в день его полета (и, надо полагать, специально для него) правила присвоения этого звания изменены. Третий энтузиаст частного ракетостроения миллиардер Илон Маск, чей корабль Dragon в прошлом году стал доставлять астронавтов на борт МКС, зарезервировал место на рейс Virgin Galactic (у Брэнсона). Безос идет ва-банк и предлагает НАСА 2 млрд. долларов на создание лунного посадочного модуля с единственным условием: астронавтов на Луну должны доставлять его ракеты. Игра не очень честная: весной тендер на разработку модуля выиграла компания SpaceX Илона Маска. Космическая гонка миллиардеров – хотя я назвала бы ее гонкой космических эго – набирает обороты.

Мигранты – Европе: мы идем!

Новости о мигрантах снова звучат, как сводки с фронтов: вот 200 африканцев штурмом взяли высокие проволочные ограждения на границе между Марокко и испанским анклавом Малилла – встречай, Испания!. Вот более 400 человек за одни сутки пересекли на утлых суденышках Английский канал (Ла-Манш) – встречай, владычица морей! Вот надувные лодки со снятыми моторами, заполненные отчаявшимися людьми, дрейфуют в Эгейском море – их встречать никто не хочет. Вот сотни мигрантов лежат на полу брюссельской церкви Иоанна Крестителя, отказываясь от еды и питья – Бельгия их встретила много лет назад. Но она им не рада. И Британия не рада, и Испания с Грецией. Да и Литва в шоке. В Италии чиновник прямо на городской площади застрелил мигранта из Марокко. Следствие настаивает на том, что это была самооборона. Вся Европа обороняется. Вам кажется, что все это уже было? Вам не кажется. 

Олимпиада – всегда политика

В Токио с опозданием на год открылись Олимпийские игры. Возможно, они войдут в историю как самые странные: фактически без болельщиков, с приложениями, следящими за каждым шагом спортсменов (и дело не в допинге), с Олимпийской деревней без концертов и вечеринок… Это будет только спорт (хотела написать «чистый спорт», но кто знает, как получится – и сейчас я о допинге), без всякого праздника, который ассоциируется у нас с Олимпиадой и который мы ждем четыре года. В этот раз ждали пять, но все равно мимо – праздника не будет, надеюсь, хотя бы рекорды останутся.