Главная

Ветер трех морей

Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер говорит о том, что «Европа должна стать более независимым игроком на мировой сцене». Странно, что до сих пор не стала. Но – даешь эмансипацию Европы! Хотя – стоп. О какой Европе мы сейчас говорим? С одной стороны, Юнкер (и не он один) говорит о том, что Европа была бы намного сильнее, если бы говорила «одним голосом». С другой, Европа всегда выступала за многоголосие и многообразие. Вот недавняя «Инициатива трех морей» - еще одно тому подтверждение и еще один клуб по интересам внутри безнадежно стремящегося к единообразию ЕС.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 4.

Камчатки нет без медведей, икры, восторга и вулканов. В программе нашего пребывания были три восхождения: два на потухшие вулканы – Мутновский и Горелый и одно на действующий – Авачинский. Несмотря на то, что наш проводник Кирилл иногда напоминал Моисея, взявшего халтурку, на Авачинский мы поднялись, причем все, а это не с каждой группой случается. Мой подъем на Авачу – это история про то, как за один день можно обрести веру в себя и потерять ее с треском.

Осень в Брюсселе

Брюсселю предстоит горячая политическая осень – с Брекситом, миграцией и утверждением семилетнего бюджета. Не исключено, что многие хронические болезни обострятся – да что там, они уже обостряются: венгерский премьер Виктор Орбан и третье место на выборах у шведских правых – характерные симптомы. Брюсселю бы к ним прислушаться, поставить диагноз и начать лечение, но сделать это не так-то просто: межгосударственные противоречия, бюрократия… Несмотря на то, что один из самых болезненных вопросов сегодня это Брексит, председательствующая сейчас в ЕС Австрия основным вопросом предстоящего 20 сентября саммита видит миграционный кризис, благодаря которому в австрийское правительство и во многие национальные парламенты прошли не просто популисты, но и крайне правые. И этот политический тренд сохраняется, выборы в Швеции тому доказательство.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 3.

Пока население на Камчатке убывает, популяция медведей растет. Медведи – одна из главных местных достопримечательностей, не увидел медведя – считай, и на Камчатке не был. Мы точно были. Мой камчатский счет – пять медведей и две порванные палатки.

Мигрантов здесь не ждут

Премьер-министру Венгрии Виктору Орбану больше не придется скучать в одиночестве в качестве «трудного ребенка Евросоюза»: у него появился единомышленник, которого уже называют «прилежным учеником» – вице-премьер и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Оба – воинствующие популисты, оба – с одинаковым рвением выступают против миграции и против всевластия Брюсселя. Именно когда в  итальянское правительство вошел Сальвинии, стало ясно: старая Европа не справляется. А он говорит о необходимости объединить всех европейских националистов под одним зонтиком: в следующем году выборы в Европарламент. Случится ли настоящая борьба? Ну, или хотя бы интрига?

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 2.

Если бы при путешествии на Камчатку можно было бы избежать посещения ее административного центра Петропавловска, это нужно было бы сделать. Потому что первое впечатление от города: девяностые, тоска, много пивных ларьков. Второе впечатление: а девяностые таки рулят! И очень много пивных заведений. Город как будто застрял в том времени, из которого мы вырвались со вздохом облегчения. Справедливости ради: он стал таким задолго до 1990-х.

Эмансипация Европы

«Думают ли Китай и Соединенные Штаты о Европе как о силе, имеющей независимость? – спросил президент Эммануэль Макрон своих дипломатов. И ответил: - Не думаю». Не слишком обнадеживающий для Европы ответ. Но Макрон не первый, кто заговорил об этом вслух. Еще год назад канцлер Германии Ангела Меркель призвала европейцев «взять свою судьбу в свои руки», потому что «времена, когда мы могли полностью полагаться на других, прошли». Но тогда эта ее мысль развития не получила. И вот уже министр иностранных дел Германии Хайко Маас стал активно ее развивать, призывая к большей эмансипации Европы и снижению ее зависимости от США. Маас предлагает не только создать независимую от американских банков европейскую платежную систему, которая могла бы действовать в обход санкций США, но еще создать независимый от МВФ Европейский валютный фонд и Европейский союз по безопасности и обороне. Смело. Но возможно ли?

По замкнутому кругу

Иран – поле битвы между Европой и США. Не единственное, конечно, но очень чувствительное. В 2015 году Иран, США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия после долгих и изнурительных переговоров подписали Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД): Тегеран ограничивает свою ядерную программу, США и другие страны снимают санкции. А потом пришел Трамп и из СВПД вышел. Слегка оправившись от первого шока, Европа заявила, что уж она-то договоренности продолжит соблюдать и даже защитит свои компании, которые решат продолжать торговлю с Ираном. Но крупный европейский бизнес потянулся к выходу. О прекращении деятельности в Иране заявили французские компании Total и «Рено», то же самое сделали гиганты из Германии – «Дойче Бан» (железная дорога), «Дойче Телеком» и «Даймлер».  Иран обратился в Международный суд ООН с просьбой признать незаконным введение Соединенными Штатами санкций. Но поможет ли это стране, впавшей в экономический кризис?