Главная

Исцеление словом

«Исцеление словом» – так называлась творческая встреча с прекрасной московской поэтессой Надей Делаланд, организованная Гомельской областной библиотекой. Поскольку я с Надей знакома, и мы с большим уважением относимся к творчеству друг друга, я стала второй участницей этой встречи. Надя очень волновалась, а я ее успокаивала: «Не переживай, я буду у тебя на разогреве, и когда придет время читать стихи, зал будет готов, и ты тоже». Так и случилось. У слова, особенно успокаивающего, большая сила. … Моя мама очень любила поэзию. Я сохранила все блокноты, в которые она переписывала стихи, их много, открываю на любой странице – и снова слышу мамин голос: она прекрасно читала. И я слышу ее интонации, вижу ее лицо и лица внимающих слушателей, я помню всех по именам. Потом ритм моей жизни изменился, и я разучилась воспринимать поэзию. А недавно со мной случилась Надя Делаланд, и я вернулась к поэзии, снова стала ее читать и чувствовать. Поэтому так обрадовалась возможности выступить с Надей Делаланд на одной сцене.

Ангела Меркель, которая меньше чем через две недели перестанет быть канцлером Германии, совершает прощальные поездки в различные страны мира. На этой неделе дошла очередь до Западных Балкан, которые, убеждена фрау Меркель, должны быть частью Европейского союза. Но проблема (вернее, проблемы) заключается в том, что 1) мнение Меркель уже не так много значит, 2) ЕС не готов принимать новых членов. Балканские страны это знают и начинают действовать самостоятельно. Сначала это назвали «мини-Шенгеном», теперь – «Открытыми Балканами»: три государства этого региона – Албания, Северная Македония и Сербия – заявляют, что менее чем через полтора года границы между ними откроются и начнется свободное передвижение людей, капиталов и товаров. А что же с другими тремя странами?

Германия: «папа» вместо «мамы»?

До всеобщих выборов в Германии остается меньше двух недель, и страсти разгораются все сильнее. Рейтинги правящей партии ХДС/ХСС продолжают падать, а на первое место – неожиданно для многих – вырвалась Социал-демократическая партия. Ее кандидат в канцлеры – Олаф Шольц про прозвищу «шольцомат», вице-канцлер и министр финансов. Шольц – удивительная история про то, как умный политик может превратить свои недостатки в достоинства, играя на образе предшественницы. Некоторые газеты пишут: после выборов мы поменяем «маму» Меркель на «папу» Шольца. Кто бы мог подумать, что немцам нужна родительская опека.

Трагедия в Нью-Йорке. Уроки через двадцать лет.

Есть в мире такие события, когда ты до мельчайших деталей помнишь, где именно находился, когда узнал новость о них. Вы помните, где были 11 сентября 2001 года? Я точно помню: в Пекине, открыла компьютер, зашла в интернет, увидела фотографии и подумала, что это наверняка какой-то розыгрыш – очень странный, конечно, но розыгрыш, потому что на самом деле этого быть не может. Но это произошло, и почти 3000 человек погибли. Менее чем через месяц после атаки США вторглись в Афганистан, из которого ушли (или правильнее сказать – сбежали?) только сейчас, а к власти вернулся Талибан. Менее чем через два года после атак США вторглись в Ирак, утверждая, что Саддам Хусейн обладает оружием массового поражения. Его в Ираке не нашли, Саддама повесили, государство разрушили – в результате родился ИГИЛ. Какие уроки и выводы делают США и мир через 20 лет после трагедии?

Где живет красота

Танзанийская женская сборная по футболу делает большие успехи, а президент этой прекрасной страны  волнуется. Говорит, что успехи – это, конечно, хорошо, но футболистки-то плоскогрудые, а, значит, их шансы выйти замуж крайне малы – и что они будут делать, когда завершат спортивную карьеру? …Когда мне было 16 лет, мальчики называли меня «плоскодонкой»: грудь у меня была, как у танзанийских футболисток. Правда, узнала я об этом (не про плоскую грудь, а про то, как мальчики называли) только много лет спустя. Столкнулась с одноклассником на улице, и он с удивлением рассматривал мою… ну да, не лицо: «Откуда?». От мамы с бабушкой. «Всему свое время», – обещала мама. И, как и все свои обещания, сдержала и это. …У меня была одноклассница Оксана (имя изменено), красоте которой я завидовала. Она была томной, а томность в сочетании с четвертым размером груди в девятом классе – убийственный аргумент. К тому же ей, в отличие от меня, давались математика с физикой. Она была отличницей и победительницей районных олимпиад с четвертым размером груди. Против такого сочетания у меня не было шансов. А несколько лет назад я встретила Оксану на улице. Большая уставшая грудь, неспешная походка, которую можно назвать томной, а можно и заторможенной. И глаза без блеска. Все меняется в этом мире, хочется мне утешить танзанийских футболисток.И не только их, конечно.

Бывший британский морской пехотинец Пол Фартинг, открывший несколько лет назад в Афганистане приют для бездомных животных, в дни, когда спасавшиеся от Талибана афганцы хватались за шасси улетающих самолетов, организовал масштабную спасательную операцию «Ковчег». Привлек британских военных, арендовал частный самолет и смог таки вывезти из страны 200… собак и кошек. Людей на борту его ковчега не было, хотя безопасная эвакуация была гарантирована не только самому Фартингу и членам его семьи, но и сотрудникам его приюта с семьями. История со спасением животных, которая всех умилила бы в любых других обстоятельствах, в этих – демонстрация приоритетов. Европа снова в растерянности и снова не может принять коллективное решение.

Наверняка у каждого из вас есть знакомые ветераны афганской войны. И у меня есть. И многие из них про Афганистан не говорят категорически – не могут. Наверняка каждому из вас известны ветераны вьетнамской войны – о них ведь столько фильмов снято. Каждый раз, когда я их смотрю (все реже и реже), напоминаю себе: их снимала проигравшая сторона. Когда я была правоверной комсомолкой, не могла понять и не верила, когда кто-то проводил параллели между советской войной в Афганистане и американской войной во Вьетнаме. А теперь думаю о том, какие советские уроки не выучили США, когда пошли в Афганистан. В первую очередь США проиграли Талибану информационную войну. Иногда пропаганда сильнее оружия. Талибы это знают, США нет. Афганистан – общество, в котором все воюют со всеми, и единственное, что может объединить афганцев – борьба с внешним врагом. И это еще один урок, который США, как до них СССР, проигнорировали. Зря. Американцы, как и СССР до них, полагали, что если руководство страны избирается по демократическим – как бы они ни понимались внешними управленцами – нормам, то будет принято не только этими внешними управленцами, но и афганским народом. Снова ошибка. Сколько их? И будет ли на них кто-то учиться?

На суверенитет нет денег

Союзники США по НАТО и принесению в мир света либеральных ценностей растеряны и расстроены: с ними не посоветовались, а просто поставили перед фактом – США из Афганистана уходят. Ну, а если вы считаете, что мы не правы, говорят американцы расстроенным и растерянным, оставайтесь. Но без США союзники это сделать не могут: нет ни сил, ни средств. Европейцы наконец-то признают вслух то, о чем давно знали, но боялись озвучить: без США они бессильны. Печальная, хотя и давно известная истина. Вторая истина, которую продемонстрировал выход США из Афганистана, понравилась еще меньше: Европа, ее ожидания и страхи, отходит – вернее, уже отошла – для США как минимум на второй, а, может, и на третий, план. У Вашингтона есть заботы поважнее европейских ожиданий и страхов.