Главная

Более 650 журналистов по всему миру, объединенных в Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ), много месяцев работали с крупнейшей в истории базой данных по оффшорам, разбираясь в ее хитросплетениях и разыскивая знакомые имена. По итогам этой титанический работы началась публикация «Архива Пандоры». Изменит ли этот архив мир? Ведь большинство обнародованных сделок совершенно законны. НО скандалы начались. Почему? Потому что у политики есть еще одно – моральное – измерение.

Как спасти Рождество

Что общего между туалетной бумагой и бензином? И то, и другое в Великобритании скупается панически: туалетная бумага в начале пандемии коронавируса в прошлом году, а бензин прямо сейчас. В воскресенье в Лондоне и на юго-востоке страны на каждой пятой заправке бензина не было, по стране пустовали 17% заправок. К решению кризиса, который не затронул только Северную Ирландию, с понедельника правительство привлекло армию. Парадоксально, но топлива в стране хватает. Чего – вернее, кого – не хватает, так это водителей грузовиков, способных развести его и массу всего остального, по стране. И это – одно из удивительных и неожиданных последствий Брексита, из-за которого масса восточно-европейских гастарбайтеров разъехались по родным странам. И теперь в Британии кризис.

Главный результат выборов в Германии – Меркель проиграла. Ее партия ХДС/ХСС показала худший результат в истории, набрав 24.1%. Правда, и победившая на выборах с 25.7% Социал-демократическая партия триумфатором себя не чувствует. Армин Лашет, неудачливый преемник Меркель на посту председателя ХДС, делает хорошую мину при плохой игре и заявляет, что готов стать канцлером. Но даже соратники по партии говорят, что у него нет на это морального права. С ними согласен Олаф Шольц, уверенный в том, что правительство должны формировать три партии, которые получили большую, чем на предыдущих выборах, поддержку избирателей: социал-демократы, «Зеленые» и свободные демократы.

Немцы хотят стабильности, но выступают за перемены. Парадокс? Не обязательно. Эпоха Меркель завершилась, и новая ситуация неизбежна. Как и любая новая ситуация, вначале она будет дискомфортной, для кого-то немного пугающей, потому что мы, люди, всегда боимся смотреть в будущее, контуры которого не совсем ясны, но потом привыкаем, хотя и не всегда смиряемся. То, что Германию прошедших выборов ждут перемены – очевидно. Какие именно и как она с ними справится – куда более интересный вопрос.

Мать мира

…Алтайский ветер донес до меня протяженное «омммм-оммм-омм». Выглянула из палатки – осторожно, помня про дождь: вдруг это он играет со мной в слуховые галлюцинации? Алтай, говорят все, особенное место – мистическое, здесь можно увидеть и услышать то, что в других местах никогда не увидишь и не услышишь. Никакой мистики: «омммм-оммм-омм» гудят ребята, сидя кружком в позе лотоса, закрыв глаза и взявшись за руки. «Рерихнутые», – понимающе говорит алтаец Николай, главный над нашими лошадьми. Мой муж поднимался на Белуху, священную гору Алтая, 35 лет назад. Говорит, тогда последователей Рериховского движения в этих краях было куда больше, чем сейчас. И шли они даже не на Белуху, а в долину Ярлу, чтобы посмотреть на гору, в которой видели женщину, и «омммм-оммм-омм». Чем ближе к Ярлу, тем сильнее сгущается тишина. Все молчат. Некоторые сидят и заворожено смотрят на Мать мира. Так называется гора, очертания которой напоминают женщину. Волосы разметались, а изо рта и сердца красными струйками течет кровь Оммм-оммм-омм…

Политическое наводнение

Когда Ангела Меркель на предвыборном митинге говорит, что «в это воскресенье многое поставлено на карту», она не лукавит: политика Германии после выборов действительно изменится. Сама Меркель из политики уходит, значит, канцлер в стране точно будет другой. Велика вероятность того, что правящей последние 16 лет партии ХДС/ХСС в правительстве не будет. Главная интрига – кто станет канцлером: улыбающийся на фоне катастрофического землетрясения Армин Лашет или лысый и скучный Олаф Шольц? Каким бы ни был исход голосованяи 26 сентября, можете не сомневаться: Германия на пороге политического потрясения.

Слезть с игры

В Китае решили, что видеоигры – это «духовный опиум» и разрешили лицам моложе 18 лет играть в видеоигры лишь три часа в неделю – с 20.00 до 21.00 в пятницу, выходные и праздники. В другое время даже не думайте! Игровым компаниям велено следить за тем, чтобы это предписание не нарушалось. И, как водится в Китае, игровые компании подчиняются. Почему такая решительность? Китайская компартия остерегается западных игр, подозревая их в навязывании чуждой идеологии: борьба за умы переместилась в область, которая еще совсем недавно считалась чисто развлекательной.

Эммануэль Макрон в гневе страшен. Теперь об этом точно знают в Вашингтоне и Канберре. И в Лондоне тоже. Да что там – теперь об этом знает весь мир. Франция пошла на беспрецедентный шаг, впервые в истории отозвав послов из США и Австралии: так она защищает отечественных производителей, которых лишили многомиллиардных контрактов. Хотя на самом деле решение Канберры отказаться от контракта на строительство подводных лодок с Францией в пользу США и Великобритании – далеко не только четырехсторонний кризис. Это решение ставит под сомнение еще и надежность отношений между США и их европейскими союзниками. А с учетом недавней ситуации в Афганистане, решение о выводе войск из которого Вашингтон принял, не посоветовавшись с союзниками по НАТО, трещина в этих отношениях становится все шире. Париж, ставший в некотором роде первой жертвой новой холодной войны, разворачивающейся между США и Китаем,  требует пересмотра всей оборонной стратегии НАТО.