Главная

Осталась ли в политике мораль? Некоторые – назовем их идеалистами – закивают: конечно! Некоторые – они называют себя реалистами и прагматиками – посоветуют перечитать Макиавелли. По реальную политику слышали? Это она и есть: когда ценности, моральные в том числе, сталкиваются с интересами, то обычно им уступают. Не на словах, конечно – риторика остается прежней, – но на деле. Сейчас кто-то шепнул про двойные стандарты? Да, это они есть. Ничего нового: двойные стандарты – часть международных отношений уже лет триста как минимум («Может быть, он и сукин сын, но это наш сукин сын!», – сказал президент США Рейган о диктаторе Сомосе) и вряд ли ситуация в ближайшее время изменится.

Стихия стихов

21 марта – Всемирный день поэзии. У меня со стихами отношения прекрасные, но сложные. В детстве я знала наизусть и читала при любом намеке на желание послушать прекрасные истории Корнея Чуковского – про Муху-Цокотуху, Крокодила и «ехали комарики на воздушном шарике». Во времена студенческой молодости, когда мужчины еще лазили к нам в окна, я читала им стихи. А в их глазах читалась паника: девушка, читающая стихи на романтическом свидании, априори считалась более тяжелой для отношений, чем девушка, стихов не читающая. Потом то ли ускорившийся темп жизни, то ли что-то еще (всегда есть это «еще») увели меня от стихов. Я перестала их читать, а, перестав читать, перестала понимать даже те, которые помнила наизусть. А потом – совсем недавно – случились две вещи: я открыла Надю Делаланд и, разбирая квартиру после маминого ухода, нашла ее записные книжки со стихами. И все вернулось. И сегодня я буду читать стихи. Много стихов.

Геополитика вакцин

Помните нехватку защитных масок в самом начале пандемии? Сейчас их выбор огромен. Подобная история может произойти и с вакцинами: еврокомиссар по внутреннему рынку Тьерри Бретон уверен, что к концу года в ЕС произведут 2-3 млрд. доз различных вакцин. Но европейцы хотят вакцину сегодня, и выигрывают те политики, которые могут это своему населению дать. Популист ли Виктор Орбан, прививающийся публично китайской вакциной? Конечно. Популисты ли руководители Австрии и Дании, объединившиеся с Израилем в «Группу первопроходцев» для исследований в области вакцин (их за это раскритиковала Франция)? В том числе. Популисты ли в Италии заблокировали отправку 250 тыс. доз вакцины AstraZeneca в Австралию? Не без того. Главы правительств Австрии, Болгарии, Латвии, Словении и Чехии написали открытое письмо руководителям ЕС, требуя провести саммит по вопросу распределения вакцины. Медицина сегодня – самая важная часть политики. И геополитики тоже.

Государство против интернет гигантов

Иногда кажется, что мир распался на фрагменты, которые уже не собрать. Но заходишь в интернет – и картина меняется: мир снова цельный, в нем нет границ, и ты можешь передвигаться куда угодно. Информационно мир остался целостным – и это заслуга интернет гигантов, чьи функции неимоверно возросли. И одновременно выросло влияние и власть, обнажив давно назревавший конфликт между национальным суверенитетом и общемировой властью корпораций. Если нынешний год и войдет в историю как год переписывания интернет правил (что весьма вероятно), так это потому, что государства хотят обрести контроль над тем, что, казалось, было создано для того, чтобы избавиться от всякого контроля.

Свой для всех чужих

«Мне кажется, в нем есть немного Кракова, немного Вены и чуть-чуть Парижа», – говорит Светлана, глядя на город. Да, они все есть (хотя насчет Парижа я готова спорить), а еще – немного Италии и, конечно, Армении. Куда во Львове без Армении, если Параджанов на каждом углу? Сравнивать города –занятие, конечно, неблагодарное, я хочу, чтобы в моей памяти Львов остался самим собой – смешавшим культуры столь разнообразные, что это сделало его уникальным. И каждый – буквально каждый! – может найти в его улочках и закоулках связь с этим городом. Львов, я хочу вернуться. И не только потому, что ела здесь самый вкусный «Наполеон» в своей жизни. Хотя и из-за него тоже.

ЕС и Великобритания вошли в стадию «после развода». Пакостят друг другу и по малому, и по крупному. Лондон понизил статус посла ЕС, ЕС в ответ отменяет  встречи с британским послом. Нидерландские пограничники изымают у водителей британских фур сэндвичи с ветчиной. В январе объем торговли акциями на биржах Амстердама вырос в четыре раза, а в Лондоне в два раза упал, и вот это уже серьезно. Ну, и британские музыканты освоили формат открытого письма: 110 из них, в том числе Элтон Джон, Стинг и Эд Ширан,  просят правительство денонсировать соглашение, иначе Европа станет «зоной, свободной от британских музыкантов».

Нам кажется, что пандемия изменила мир навсегда. Нам всего лишь кажется. Главное, что принес нам год ограничений – обостренное внимание к государству. В начале каждого года МГИМО публикует доклад «Международные угрозы». Какие в этом году? Основная угроза Соединенным Штатам в этом году будет исходить… от самих Соединенных Штатов. На сегодня в Америке есть как минимум две экономики, утверждают авторы доклада: финансово-технологическая, которая расположена в основном на побережьях, и индустриально-сельскохозяйственная, в центре страны. Первая голосует за демократов, вторая – за Трампа, и вместе им не сойтись. Китай ощутил свою уязвимость: в мировую торгово-финансовую систему он интегрировался, но не он определяет правила игры. Угроза. Еще одна примета нашего времени – столкновение ценностей и интересов. Один из самых показательных примеров в этой связи – Германия.

Книга вокруг

Сегодня день рождения у человека, чье творчество я полюбила благодаря прочитанной книге. Еще на первом курсе университета на полуподпольном книжном рынке под Минском я купила роман Ирвинга Стоуна «Муки и радости» о Микеланджело.  Я ездила во Флоренцию, чтобы увидеть его Давида и камни с живущими в них статуями, которые гений выпускал к свету. Я ездила в Рим, чтобы увидеть расписанную им Сикстинскую капеллу. И везде со мной была та самая книга – не перевернувшая мою жизнь (хотя бывают и такие), но расцветившая ее Микеланджеловыми – гениальными, гениальными! – красками. А какие книги оставили след в вашей жизни?