Главная

Франциск наш общий

В этом году Франциска нашего Скорину вспоминаем не только мы. Ведь он не только для Беларуси первопечатник. Для Литвы, например, тоже. Язык, на котором он писал свои предисловия и послесловия, можно называть и старобелорусским, и староукраинским, ведь в 1517-1525 годах, когда Франциск наш общий Скорина издавал свои книги, разницы между этими языками еще практически не было. Но правильнее, говорят многие (но не белорусские) исследователи, называть его западнорусским. А в качестве аргумента (полагают, неопровержимого) приводят самого Скорину, который так и напечатал: «Библия Руска». И если мне кто-то скажет, что в этой и других дискуссиях вокруг этой темы нет политики (или идеологии – как вам больше нравится), я и удивлюсь, и не поверю.

Правды больше нет

Как провести тонкую линию между пропагандой, фейковой новостью и своей точкой зрения? Политики все чаще отказываются отвечать на вопросы представителей СМИ, если СМИ им не нравится. Искажает, на их взгляд, правду. Хотя правда, как мы знаем, у каждого своя. Раньше мне казалось, что хотя бы истина одна на всех. Теперь я сомневаюсь и в этом. Словом года, по версии словаря Collins, стало fake news. И это уже тенденция: в прошлом году Оксфордский словарь объявил словом года «постправду». Словари русского языка, на мой взгляд, должны выбрать что-то вроде «вмешательства в выборы». Речь о правде больше не идет, мы ведь теперь живем в мире, где эмоции важнее истины. Важно лишь, на чьей вы стороне в информационной войне.

Эффект Вайнштейна

С тех пор как стала известна история с голливудским продюсером Харви Вайнштейном, я думаю об эффекте бабочки. Вот одна взмахнула крылом, нарушила обет молчания продолжительностью более 30 лет – и понеслось! Мужчины и женщины, парламенты и правительства, страны и континенты – все кричат: «Меня тоже!». В масштаб совершенных злодеяний трудно поверить. Кажется, домогались все и всех: продюсер Вайнштейн молодых и перспективных актрис, актер и режиссер Кевин Спейси – коллег по цеху. Бывший охранник певицы Мэрайи Керри обвиняет ее в сексуальных домогательствах, потому что при нем она ходила по гостиничному номеру в прозрачной рубашке. Министр обороны Великобритании (уже бывший) сэр Майкл Фэллон ушел в отставку, признавшись, что в прошлом его поведение «не соответствовало стандартам, принятым среди военных». Заявление сэра Фэллона кажется мне показательным, потому что проводит грань между преступлением и нормой морали. История, начатая бабочками Вайнштейна, демонстрирует удивительную и до самого недавнего времени немыслимую вещь: нормы морали имеют обратную силу.

Первопечатник или книгоиздатель?

А не поспешили ли мы отметить 500-летие белорусского книгопечатания именно в этом году? В Минске прошла вторая научно-практическая конференция «Франциск Скорина: жизнь, труды и время», на которой заместитель директора по научной работе и издательской деятельности Национальной библиотеки Беларуси Алесь Суша выступил с докладом, который легко можно назвать провокационным – провоцирующим думать нестандартно. И задал именно этот вопрос: не поспешили ли? Обсуждали там и другие, привычно дискуссионные вопросы – о вероисповедании Скорины, например.

Победители против избирателей

…А наутро они проснулись с кругами под глазами от затянувшегося ночного празднования и поняли: начинается торг. Как показывает опыт формирования правительства в Нидерландах, торг, случается, затягивается на неприлично долгий срок (премьер-министру Марку Рютте понадобились рекордные 208 дней). Большинству избирателей эти политические игры кажутся безответственными: мы сделали свой выбор, теперь ваша очередь. В Германии канцлер Меркель обещает сформировать правительство к Рождеству. Не договорятся – будут назначены перевыборы. Еще более интересная ситуация сложилась в Чехии, где на выборах победило политическое движение ANO («Акция недовольных граждан»). Но вот незадача: никто не хочет идти с ним в коалицию и формировать правительство. Тем не менее, лидер ANO, олигарх и медиамагнат Андрей Бабиш обещает сформировать правительство меньшинства к Рождеству.

7 ноября праздник

Одна моя бабушка осталась неграмотной, несмотря на начатую после революции кампанию по ликвидации безграмотности. Моя другая бабушка в голодомор, передвигаясь по ночам, носила украинским родственникам мешки с мукой. Обе благодарили Советскую власть за то, что их жизнь была лучше, чем у родителей, а детям дала шанс «выбиться в люди», которым они и воспользовались. Моя тетя родилась на севере, куда сослали семью е родителей: враги народа. У бабушки-дедушки моего мужа комсомольцы отняли землю, на которой стоял их хутор, а все постройки раскатали по бревнышку: не положено. Они Советскую власть не благодарили, но всегда были к ней лояльны.  Мои родители на 7 ноября тост за Советскую власть поднимали, а я уже не благодарила: моя жизнь – пионерка, комсомолка, активистка, «Артек», «Орленок» и конкурсы чтецов к очередному съезду то комсомола, то КПСС – казалась понятной и устроенной. Я знала правила игры. Но непонимание иногда возникало.

Каталония новости

Драма с независимостью Каталонии вступила в свой следующий акт: Мадрид наступает, Каталония вздыхает, ее лидер (уже бывший) подался в бега. Потому что если получится у Каталонии, вся Испания рассыплется на Страну басков, Галисию, Валенсию, Канарские острова, Арагон и Андалузию. В европейской политике для такой перспективы даже термин специальный есть: «балканизация», по примеру бывшей Югославии. Но то, что считается допустимым для Центральной и Южной Европы, для Европы Западной – ни в коем случае. Испания должна оставаться единой. У Каталонии нет шансов. И вряд ли Пучдемон этого не знал.

Стамбул – Константинополь

Айя София – главная причина, почему я в Стамбуле. Почему ищу здесь следы Константинополя. Города, который значит для нас так много. Говорят, что римский император Юстиниан, увидев в 537 году этот сияющий великолепием и золотом храм, воскликнул: «Соломон! Я тебя превзошел!». Айю Софию не превзошел никто. Она, построенная всего за пять лет, стоит в сердце бывшего Константинополя уже 15 веков. Менялись императоры, религии, государства – Айя София стоит. Непревзойденная, молчаливая, величественная, бесстрашная. В ней – вся человеческая вселенная: мраморные колонны языческих храмов, христианские мозаики, вязь мусульманской каллиграфии. Нет такого другого места под солнцем.