Главная

Бывший британский морской пехотинец Пол Фартинг, открывший несколько лет назад в Афганистане приют для бездомных животных, в дни, когда спасавшиеся от Талибана афганцы хватались за шасси улетающих самолетов, организовал масштабную спасательную операцию «Ковчег». Привлек британских военных, арендовал частный самолет и смог таки вывезти из страны 200… собак и кошек. Людей на борту его ковчега не было, хотя безопасная эвакуация была гарантирована не только самому Фартингу и членам его семьи, но и сотрудникам его приюта с семьями. История со спасением животных, которая всех умилила бы в любых других обстоятельствах, в этих – демонстрация приоритетов. Европа снова в растерянности и снова не может принять коллективное решение.

Наверняка у каждого из вас есть знакомые ветераны афганской войны. И у меня есть. И многие из них про Афганистан не говорят категорически – не могут. Наверняка каждому из вас известны ветераны вьетнамской войны – о них ведь столько фильмов снято. Каждый раз, когда я их смотрю (все реже и реже), напоминаю себе: их снимала проигравшая сторона. Когда я была правоверной комсомолкой, не могла понять и не верила, когда кто-то проводил параллели между советской войной в Афганистане и американской войной во Вьетнаме. А теперь думаю о том, какие советские уроки не выучили США, когда пошли в Афганистан. В первую очередь США проиграли Талибану информационную войну. Иногда пропаганда сильнее оружия. Талибы это знают, США нет. Афганистан – общество, в котором все воюют со всеми, и единственное, что может объединить афганцев – борьба с внешним врагом. И это еще один урок, который США, как до них СССР, проигнорировали. Зря. Американцы, как и СССР до них, полагали, что если руководство страны избирается по демократическим – как бы они ни понимались внешними управленцами – нормам, то будет принято не только этими внешними управленцами, но и афганским народом. Снова ошибка. Сколько их? И будет ли на них кто-то учиться?

На суверенитет нет денег

Союзники США по НАТО и принесению в мир света либеральных ценностей растеряны и расстроены: с ними не посоветовались, а просто поставили перед фактом – США из Афганистана уходят. Ну, а если вы считаете, что мы не правы, говорят американцы расстроенным и растерянным, оставайтесь. Но без США союзники это сделать не могут: нет ни сил, ни средств. Европейцы наконец-то признают вслух то, о чем давно знали, но боялись озвучить: без США они бессильны. Печальная, хотя и давно известная истина. Вторая истина, которую продемонстрировал выход США из Афганистана, понравилась еще меньше: Европа, ее ожидания и страхи, отходит – вернее, уже отошла – для США как минимум на второй, а, может, и на третий, план. У Вашингтона есть заботы поважнее европейских ожиданий и страхов.

Преодоление страха

«А вам не страшно?», – спрашивает женщина, стоящая на горной тропе. «Страшно», – отвечаю. «Вот я не рискнула», – говорит. Я, получается, рисковая.  Мы желаем друг другу удачи и расходимся в разные стороны: она идет вверх, я еду вниз. Она идет сама, я еду на лошади. Когда едешь верхом на лошади по самому краю пропасти, особенно когда это с тобой впервые (не край пропасти, а на лошади по нему), тебе не страшно, а очень. И ты преодолеваешь страх скатиться в бездну под тобой. Ты преодолеваешь страх, когда прыгаешь по огромным валунам, опасаясь не допрыгнуть, не подняться, сорваться с зазубренного края. Ты преодолеваешь страх, переходя ревущие горные ручьи по шатким бревнам – неверным, скользким. Ты никогда раньше этого не делала, и боишься, что не удержишься, покалечишься и всех подведешь. И этот страх подвести других двигает вперед. Страх, оказывается, может быть отличным мотиватором и огромной движущей силой. Значит ли это, что страх – хорошо? Нет, это значит, что он преодолим.

Никому не нужные афганцы

Для Европы главное – чтобы не повторился 2015 год, когда более одного миллиона мигрантов проникли на континент, вызвав хаос в умах и сердцах и потрясения в политических кабинетах. Для США главное – сделать вид, что все идет по плану, вывод войск из Афганистана был объявлен заранее и идет в соответствии с графиком. Хаос? Ну, бывает: операция-то сложная (особенно когда оказался к ней не готов). Для афганцев – тех, кто сотрудничал с армией США и их союзников по НАТО – главное – уехать из страны.

Маленький мечтает о большом

У многих ведь как: твердость под ногами – быт, семья, работа стабильная, огородик на даче и баня по субботам, все здорово, стабильно и даже как будто прекрасно, и годами, годами, а потом вдруг – раз, услышал музыку, замечтался на минуту – и взлетел. Паришь себе над городом, паришь – крыши, соседи внизу чай пьют, смотрят на тебя удивленно, а ты и сам себе удивляешься: жил, казалось, нормально, хорошо даже вот до этого самого момента жил, а тут взлетел, паришь – и так, оказывается, хорошо в небе, легко и свободно. Хотя огородик и баню по субботам, конечно, жалко. Есть такая картина у художника Валентина Губарева – «Музыка окрыляет», я, когда на нее смотрю, сама хочу оттолкнуться и взлететь – это ведь так легко на самом деле. Мечтать, летать…

Одиночество в горах

Только что вернулась из похода на Алтай: три дня на лошадях, неделю на ногах – вверх-вниз, вверх-вниз, с 900 м до 3100 м и снова вниз, а потом снова вверх. Ночевки в палатках, еда на костре, дождь, ветер, солнце, десять дней спать не раздеваясь. Если нужно освободить голову от мыслей – это лучший вариант. …Все ушли вверх, и я на пару часов осталась одна. Обычно человека не оставляют в горах одного, потому что это только на первый взгляд они мирные, а на самом деле кто знает, что может произойти? Но здесь, на леднике у подножия Белухи, еще невысоко, а мне очень надо побыть наедине с горами. Потому что других возможностей остаться наедине с собой нет. Нам нужно уезжать все дальше, карабкаться все выше, чтобы получить эту роскошь – самих себя. Когда долго сидишь в одиночестве на камне, обязательно увидишь, как к тебе подползает каменная змея и поймешь: Заратустра где-то рядом. А, может быть, осознаешь, что ты и есть Заратустра.

Предупреждение для тех, кто будет читать этот текст и удивляться: нет, я не принимала никаких галлюциногенов.

Воспитание бабочек

Когда мой папа привел будущую жену знакомиться со своей мамой, Елизавете Марковне будущая невестка не показалась: слишком хрупкая – «Она же сумку домой донести не сможет!». «И каждый раз, когда я сгибалась под тяжестью сумок, которые выворачивали мне руки, я вспоминала ту первую встречу с Елизаветой Марковной и ее неверие в мои силы», – смеялась мама. И каждый раз, когда я иду из магазина – полный рюкзак за спиной, сумка на плече, сумка в руке (не все поместилось в рюкзак) – я вспоминаю первую встречу моей мамы с моей бабушкой. Нет, я и других женщин знаю – томных, у которых самая тяжелая поклажа – сумочка, в которой кредитка мужа, а сам он обязательно подъедет к магазину (не продуктовому), когда жена закончит шопинг – ей ведь тяжело нести покупки. Бывает, я им завидую: они мне и кажутся прекрасными бабочками, которые украшают жизнь. Мне тоже так хочется. Но – не дано: воспитание. Все из семьи – и закалка, и порхание. Не быть мне бабочкой…