Главная

Олимпиада – всегда политика

В Токио с опозданием на год открылись Олимпийские игры. Возможно, они войдут в историю как самые странные: фактически без болельщиков, с приложениями, следящими за каждым шагом спортсменов (и дело не в допинге), с Олимпийской деревней без концертов и вечеринок… Это будет только спорт (хотела написать «чистый спорт», но кто знает, как получится – и сейчас я о допинге), без всякого праздника, который ассоциируется у нас с Олимпиадой и который мы ждем четыре года. В этот раз ждали пять, но все равно мимо – праздника не будет, надеюсь, хотя бы рекорды останутся.  

Предчувствие войны

Афганистан – могильщик империй, слышали? И советскую победил, а сейчас вот США. А сколько империй предыдущих столетий сломали об эту страну зубы, и не сосчитать. Да и надо ли? Важно, что принцип работает безотказно: иностранцам в этой стране не победить, какими бы благими намерениями – защита стратегических интересов, борьба с терроризмом, защита прав человека – они ни выстилали свой путь в афганский ад. По состоянию на 9 июля движение «Талибан» – то самое, ради отстранения от власти которого США затевали эту войну, объявило о том, что контролирует 85% территории Афганистана. Джо Байден признает: «Талибан» находится на пике своей мощи. Афганцы, помогавшие коалиции НАТО, бегут в соседние страны (многие в Таджикистан). В этой части света никогда не будет покоя.

Канал имени Эрдогана

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган хочет войти в историю как великий строитель: он уже построил новый аэропорт в Стамбуле, самую большую в стране мечеть и туннель под Босфором. Теперь пришла очередь самого Босфора – запущено строительство его «дублера», 45-километрового канала «Стамбул». Прежние крупные строительные проекты турецкого лидера бледнеют на фоне этого «сумасшедшего проекта»: реализация займет семь лет и обойдется примерно в 15 млрд. долларов США. Идеей Эрдогана довольны далеко не все. Ей сопротивляется мэр Стамбула Экрем Имамоглу, заявляющий, что канал убьет город. Подмога мятежному мэру пришла откуда не ждал ни он сам, ни кто другой: 104 морских офицера в отставке (среди них несколько адмиралов) написали открытое письмо, осуждающее проект. Не потому, что они, как мэр, озаботились экологией – адмиралов волнует геополитика. Эрдогана, конечно, тоже. Просто смотрят они на нее по-разному.

«Кароши» – это плохо

Олимпиада – не единственная проблема в Японии сегодня. Да, самая сейчас заметная остальному миру (какая потеря лица, как неудобно), но далеко не единственная. Вот многолетнее снижение рождаемости – это да, это действительно проблема. Связанное с ним старение население – еще какая проблема. Застойная экономика – тоже, но она застаивается так давно, что к этому как будто привыкли, в каком-то смысле смирились и даже научились жить. Но не все. В удивительной стране Японии все умеют работать, но не все умеют жить: местные научились так хорошо работать, что зачастую на жизнь ни времени, ни сил не остается. От переутомления умирают, даже термин для этого специальный придумали – «кароши» (кароси). Правительство думало, думало и в новых экономических рекомендациях выдало: советуем сократить рабочую неделю с пяти до четырех дней. Потому что, кажется правительству, если у граждан будет больше свободного времени, это может а) увеличить рождаемость и б) увеличить личные расходы.

Космос для всех. Похоже, времена, когда мы говорили «здоровье, как у космонавта», прошли. Впервые за 11 лет Европейское космическое агентство проводит набор астронавтов и с удивлением констатирует: кроме огромного количества заявлений вообще (на 4-6 мест получено 22600 заявок), значительно выросло число заявок от женщин, и получено 257 анкет от людей с ограниченными возможностями. «Заправлены в планшеты космические карты».

Старость не радость, а дети в тягость

В Италии закрывают родильные отделения. На северо-востоке Китая пустеют города. Университетам Южной Кореи не хватает студентов, а в германской глубинке сносят тысячи домов. Нет, это не изображения будущего Апокалипсиса – это реальность. Несмотря на то, что в мире еще есть страны (в основном в Африке), в которых население растет, почти везде коэффициент рождаемости падает. Демографы предсказывают, что во второй половине этого столетия впервые в истории человечество начнет сокращаться, а к концу столетия в Нигерии будет больше людей, чем в Китае. Поднебесная бьет в набат и после долгих ограничений призывает своих граждан активнее рожать – теперь можно иметь трех детей в семье. Но время упущено, и этот призыв останется не услышанным. Почему?

Бежать или лежать?

Из всех мифов, которые существуют о Китае, самый распространенный – о трудолюбии. Многие из нас свято верят, что каждый китаец рождается трудолюбивым, как муравей. И как муравей готов работать с утра до ночи. Мой опыт жизни в Китае говорит: все не так, ребята. И среди нас есть много людей, готовых трудиться с утра до ночи ради дела, которое мы любим, и среди китайцев есть такие, кто работать не любит и не хочет. Когда мы говорим о китайском трудолюбии, то никогда не должны забывать, что в большинстве случаев оно вынужденное: у нас есть место под солнцем, а в Китае его очень мало. Поэтому за каждое комфортное место нужно биться – и в прямом смысле тоже.  Китайцы называют это «крысиной гонкой». Но пока «крысы» мечутся по метро, эскалаторам и лифтам в стремлении опередить соседа, возникло в Китае новое, не для всех понятное, а для некоторых так даже и неприятное, движение, название которого можно перевести как «лежать плашмя». Да, это именно то, о чем вы подумали: когда человек добровольно выбывает из «крысиной гонки». Так что лучше – бежать или лежать?

Когда я слышу про вывод войск из Афганистана, не могу избавиться от ощущения дежавю, мысли, что история ничему не учит, и не перестаю убеждаться в том, что нельзя победить народ, воюющий на своей земле, особенно когда земли меньше, чем гор. Спустя почти 20 лет после начала военной операции в Афганистане США выводят свои войска. Советский «ограниченный контингент» воевал там 10 лет, но с тем же результатом: победить в чужой стране невозможно, даже если временами это выглядит как победа.