Главная

Сила из паутины

Китай если и не самая охваченная интернетом страна в мире (доступ во Всемирную сеть есть у 42% населения), то один из лидеров  по общему количеству пользователей. В прошлом году их число достигло 564 млн. В декабре 2012 года парламент принял закон – «Решения об усилении защиты информации в интернете», который стал первым в Китае документом, регламентирующим безопасность персональной информации. Журналист Чун Яту говорит: «Решения» обеспечивают безопасность информации о частных и юридических лицах, определяют режим управления личной информацией в интернете, устанавливают обязанности и ответственность провайдеров и предоставляют правительству необходимое право на управление и контроль».

Мафия отправлена в нокаут

Один из самых известных футбольных клубов, играющих в китайской Супер-лиге, «Шанхай Шэньхуа», в котором даже успели поиграть Николя Анелька и Дидье Дрогба, лишен чемпионского титула за 2003 год и оштрафован на 1 млн. юаней (160 тыс. долларов США) за договорные матчи. Более того, еще не сыграв ни одной игры в не начавшемся еще сезоне, клуб уже две проиграл – за те же старые грехи у него отняли шесть очков. Одиннадцать клубов, играющих в Супер-лиге (всего в ней представлено 16 клубов), оштрафованы (на столь же немалые суммы) и у них отнято от трех до шести очков в будущем сезоне.

Как спастись от революции

Чем расплачивается Китай за свое – несомненно, впечатляющее – экономическое чудо? Не только обострившимися проблемами с экологией, но еще социальным неравенством и имущественным расслоением. Неравенство для социалистической страны, какой заявляет себя Китай – штука по определению не совсем верная, но, тем не менее факт. Очень нерадостный. Двенадцать лет в стране официально не обнародовали коэффициент Джини – всемирно признанный статистический показатель уровня расслоения общества и разрыва в доходах между бедными и богатыми (чем ближе показатель к единице, тем выше степень неравенства).

Золушка из

С Чжан Мэй, основательницей и руководителем туристической компании "Wild China", что переводится как "Дикий Китай", я познакомилась больше года назад. Когда писала книгу "Поднебесная страна", хотелось рассказать о ком-то из выпускников престижных иностранных университетов, которые вернулись на родину и применяют полученные знания. Ее история - настоящая сказка про Золушку с моралью о том, что если очень стараться и кропотливо работать, удача обязательно будет на твоей стороне.

ПОДНЕБЕСНАЯ СТРАНА 1.6

В Пекин я приехала жить. Пусть не навсегда, но надолго. И как ни готовилась к этому опыту, много раз повторяя, что в этой стране все значительно отличается от того, к чему я привыкла, поначалу все шокировало и привыкание было нелегким. Я написала книгу в стремлении рассказать о том, что за удивительная страна – Китай, в которой так причудливо переплетаются традиции и современность, очевидное и невероятное. Я не претендую на научную глубину, эти страницы – мое видение окружающего, мой Китай, который я познаю и который люблю. 

Часть 1. Традиционный Китай

 

1.6. Борьба, которую Брюс Ли сделал искусством.

Китайские боевые искусства. Каждый тип ушу подходит определенному типу личности. Ушу как спорт. Почему многие некитайцы часто перестают  практиковаться, едва начав занятия? Шаолинь. Разновидности борьбы – тайцзицюань, вин чунь, багуа чжан, син’и цюань и другие.

 

Слова о любви

Накануне нового года по лунному календарю и Дня Св.Валентина (который, к несчастью многих китайских влюбленных, пришелся аккурат на праздничную новогоднюю неделю, когда загсы закрыты, а, значит, свадьбу в этот день не устроить) специалисты провели небольшое исследование. Спрашивали у китайцев разных поколений, как часто они говорят слова любви тем, кого действительно любят. Часто ли родители говорят об этом своим маленьким (и подросшим) «императорам», а дети – родителям? Часто ли мужья говорят об этом женам, а жены – мужьям? Часто ли это делают братья и сестры? Часто ли говорят об этом друг другу влюбленные? Оказалось – многое (если не все) зависит от возраста говорящих (или не говорящих).

Прозрачные секреты их рекордов

Не так давно коллеги из Минска попросили меня разузнать секреты китайских спортсменов – как им удается завоевывать столько медалей на Олимпиадах? Задача оказалась неожиданно практически невыполнимой. Поговорить с китайскими спортивными чиновниками не удалось, к тренировкам нас и близко не подпустили. Последний (и лишь второй) раз мы были на тренировке перед Олимпиадой в Пекине – четыре года назад. Пустили нас туда исключительно из уважения – сборную по художественной в тот момент тренировала белоруска Елена Гнездицкая. За четыре года до этого, перед Олимпиадой в Афинах, мы побывали на тренировке женской сборной по спортивной гимнастике – после почти трех недель переговоров нам сказали: «Да, когда-то белоруски были серьезными соперницами, но теперь уже нет». Это показательно: журналистов из по-настоящему соперничающих стран не пустили бы.

Китайцы меняются

Китайцы меняются – недавно проведенное социологическое исследование выявило, что они стали более эгоистичными, менее честными, среди них стало больше пессимистов, они не слишком доверяют другим и практически разучились рисковать. Страна, всегда выживавшая коммунами, и знаменитый предпринимательский дух, основанный и на способности к риску в том числе, остаются в прошлом. Но почему? Причина, говорят специалисты, в политике ограничения рождаемости, которая создает «маленьких императоров» – зацикленных на себе и собственных переживаниях, не привыкших жить в коллективе и уже почти неспособных бороться за свое место под солнцем. Что страна может потерять?