Кто для истории более ценен

Тридцать лет без железного занавеса – время подводить итоги. Ноябрь 1989-го – судьбоносный сначала для Восточной и Центральной Европы, а потом и для всего мира: Советский Союз ослаб и «отпустил» бывшие социалистические страны, и баланс сил в мире изменился кардинально. Споры о том, как это было, кто победил, и кто сыграл решающую роль, идут до сих пор. Как и дискуссии о том, насколько успешно победители воспользовались своей победой.

На прошедшей в Праге международной конференции «Европа без железного занавеса: 30 лет свободы» символ революции, лидер «Солидарности» и бывший президент Польши Лех Валенса был категоричен: «Мы вырвали зубы русскому медведю. Остальным потом уже было легче с ним бороться». Тамаш Дойч, соратник Виктора Орбана со времен студенческой молодости, стоявший у истоков правящей в Венгрии партии ФИДЕС, единственный действующий политик из числа собравшихся (депутат Европарламента) как будто соглашается, но как будто и не очень: «Мы, центрально-европейцы могли рассчитывать только на себя и друг на друга». Но даже если Валенсе и приятно напомнить всем о том, кто был первым (а ему, несомненно, приятно), сегодня результаты революций устраивают не всех. Даже самого Валенсу, в отношении которого в родной Польше сложилась «несправедливая ситуация», как это назвал соратник по борьбе, основатель одной из самых популярных в Польше «Газеты Выборчей» Адам Михник, они не всегда устраивают. Поэтому Валенса снова в борьбе и гордо носит свитер с надписью «Конституция» – именно к Конституции апеллируют противники Ярослава Качиньского и партии «Право и справедливость». Валенса говорит, что свитеров таких у него больше десятка, на разных языках, но с одной позицией. «Для меня как для рабочего самое важное – распознать ситуацию. Тогда наша борьба заключалась в борьбе с системой. А сегодня мы должны бороться с людьми, которые искажают систему».

PragueConference2019f

Несмотря на общее присутствие в Евросоюзе у многих бывших соратников по борьбе сегодня разные взгляды – на свои страны и вызовы, которые стоят сегодня перед ними, Европой и миром.

Бывший президент Чехии Вацлав Клаус говорит о том, что «сегодня нам не угрожает коммунизм, но угрожают многие другие –измы. Мы недостаточно защищаем себя от них». Какие такие «-измы», спросите? Клаус ответит:  «Мультикультурализм – это то, на что в 1989 году мы не рассчитывали». И перечислит нынешние опасности: гей-парады, «гендеризм», когда вместо графы «отец» и «мать» в свидетельстве о рождении появляются «родитель 1» и родитель 2», «климатический экстремизм» – это про Грету Тунберг.

Ему вторит венгр Дойч: «Мы понимаем, что значит быть Европой и европейцами. Мы понимаем, что такое семья, вера и традиции. Это у нас в крови. Европа или станет Центральной Европой, или пропадет». Но не все бывшие революционеры разделяют его мнение: «Орбан как будто забыл об общих ценностях, которые у нас были в 1989 году», - качает головой Михник. С другой стороны, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан – один из очень немногих революционеров, которые до сих пор во власти. Президент Чехии Милош Земан, активно участвовавший в Бархатной революции 17 ноября 1989 года, решил не принимать участия в праздничных мероприятиях. Почему? Потому что «посвятит этот день воспоминаниям. Это более редкостно, чем громкие слова», - заявил его пресс-секретарь. Но Прага 17 ноябрят праздновала – пусть и без президента.

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.