Без железного занавеса

БЕЗ ЖЕЛЕЗНОГО ЗАНАВЕСА. Венгрия. 2

Продолжаю публикацию проекта «Без железного занавеса», посвященную Венгрии. Вчера мы говорили о непростой истории этой страны. Сегодня встретимся с руководителями двух партий, с моей точки зрения, практически противоположных: у одной – Венгерской Рабочей партии – позади большое прошлое (она одна из правопреемниц Венгерской социалистической рабочей партии, которая руководила страной 40 лет), у другой – «За лучшую Венгрию» («Йоббик»), уверен ее руководитель Габор Вона, блестящее будущее.

 

Без железного занавеса. Венгрия. 1.

За последние полтора года в проекте «Без железного занавеса» я рассказала вам о том, чем живут сегодня некоторые бывшие социалистические страны. Мы уже побывали в бывшей ГДР, Чехии и Словакии. Следующая страна проекта – Венгрия, которую все чаще называют «трудным ребенком Евросоюза» за ее иногда идущую вразрез с общеевропейскими установками политику. Так ли это на самом деле? Идет ли Венгрия «вразрез» или отстаивает свои национальные интересы? В первой части «венгерского проекта» - рассказ о непростой (многие говорят – противоречивой) истории этой страны и интервью с одним из «отцов-основателей» современной Венгрии вице-спикером парламента Шандором Лежаком.

ЧЕХОСЛОВАКИЯ: СТРАНА, КОТОРОЙ БОЛЬШЕ НЕТ. Часть 5

Во время работы над материалами о Чехословакии для проекта «Без железного занавеса» со слов «Я не хочу, чтобы выглядело, будто я националист» начинались интересные разговоры. У словаков, как мне показалось, больше обид, а чехи не любят вспоминать о том, что главный герой их современной истории Томаш Гарриг Масарик был наполовину словаком, наполовину немцем. Одна из самых интересных версий, которые я слышала, о том, почему распалась Чехословакия, такая: «Ну как мы можем быть вместе? Чехи любят пиво, а словаки вино, что у нас общего?». По-видимому, споры о том, кто виноват и кому это было выгодно, не утихнут еще долго. В сегодняшнем (заключительном) материале чехи и словаки рассуждают о своем национальном характере, друг друге, отношениях между своими странами и о том, почему распалась федерация.

ЧЕХОСЛОВАКИЯ: СТРАНА, КОТОРОЙ БОЛЬШЕ НЕТ. Часть 4

Продолжаю публикацию материала об изменениях, которые произошли в Чехии и Словакии после Бархатной революции 1989 года. В предыдущих материалах мы говорили о политике и о том, как выживали предприятия в лихие 1990-е и как в Чехии и Словакии возникали новые, всемирно известные бренды. Сегодня мы поговорим о том, как изменилась жизнь. В этой части вы узнаете, как сложилась послереволюционная жизнь у самых разных людей: знаменитой и по-прежнему очень популярной что в Чехии, что в Словакии певицей Гелены Вондрачковой, бывшего коммуниста и председателя парткома крупного завода, не прошедшего люстрацию (что не помешало ему создать собственный бизнес) Йозефом Дольника и простой учительницы Вендулы Гржебиковой и ее дочки Иваны.

ЧЕХОСЛОВАКИЯ: СТРАНА, КОТОРОЙ БОЛЬШЕ НЕТ. Часть 3

Продолжаю публикацию материала об изменениях, которые произошли в Чехии и Словакии после Бархатной революции 1989 года. В предыдущих материалах мы говорили о политике и о том, как выживали предприятия в лихие 1990-е. Сегодня мы вспомним самые знаменитые (по мнению читателей «СБ», я проводила этот опрос в прошлом году) бренды Чехословакии, узнаем, кто из них пережил Бархатную революцию, а кто канул в Лету, а также встретимся с компаниями, которые родились в переломное для своих стран время, воспользовались вновь открывающимся возможностями и стали известными во всем мире брендами.