Без железного занавеса

Румыния. Особый путь.

Румыния – последняя страна проекта «Без железного занавеса». Единственная, в которой революция 1989 года оказалась кровавой: тогдашнего руководителя страны Николае Чаушеску вместе с женой Еленой расстреляли, а в уличных боях на улицах Бухареста погибли более тысячи человек. 30 лет спустя я приехала в страну с большим потенциалом (по крайней мере, именно так мне говорили все мои собеседники), но которая до сих пор не может избавиться от тени диктатора. Я разговаривала с разными людьми, они рассказывали об ошибках, сделанных в первые годы после революции, и о тех, которые совершаются сейчас, они говорили, что политическая нестабильность мешает стране развиваться, поэтому отсюда уехали то ли 4, то ли 5 миллионов человек. Мне говорили о ностальгии по временам Чаушеску, а, отвечая на вопрос «Так стоило ли оно того?», произносили твердое «Да»: «Мы теперь свободнее». Если для вас это знакомство с Румынией – первое, не сомневайтесь: люди там замечательные. А про остальное я рассказываю в этой серии материалов.

Кто для истории более ценен

На прошедшей в Праге международной конференции «Европа без железного занавеса: 30 лет свободы» символ революции, лидер «Солидарности» и бывший президент Польши Лех Валенса был категоричен: «Мы вырвали зубы русскому медведю. Остальным потом уже было легче с ним бороться». Но даже если Валенсе и приятно напомнить всем о том, кто был первым (а ему, несомненно, приятно), сегодня результаты революций устраивают не всех. Включая самого Валенсу. Сегодня у многих бывших соратников по борьбе разные взгляды – на свои страны и вызовы, которые стоят сегодня перед ними, Европой и миром. Вот, например, президент Чехии Милош Земан, активно участвовавший в Бархатной революции 17 ноября 1989 года, решил не принимать участия в праздничных мероприятиях. Почему?

И вновь продолжается бой

17 ноября в Праге будут праздновать 30-летие Бархатной революции. Провели международную конференцию, на которой революционеры вспоминали минувшие дни и выигранные битвы, но признавали: не все получилось так, как мечтали. Об этом говорили и бывшие президенты Польши Лех Валенса и Чехии Вацлав Клаус, и основатель польской «Газеты Выборчей» Адам Михник. Что стало с их революцией? О чем сегодня спорят и за что борются вчерашние революционеры?

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 5.

Сегодня публикую пятую, последнюю, часть моих материалов о Болгарии. В ней – экскурсия по музею социалистического искусства, самого молодого в Софии, интервью с поп-звездой Михаэлой Филевой, песня Булата Окуджавы в исполнении знаменитого поэта Ивайло Диманова и – дискуссии, дискуссии о судьбе Болгарии, поисках себя, о том. Как переписывается история и о том, что даже поп-музыка в Болгарии сегодня это политика. Страна ищет нового «Большого брата», вернее – уже нашла.

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 4.

Когда летишь в самолете национального авиаперевозчика «Болгарские авиалинии», то понимаешь, что до процветания стране шагать и шагать: кожа на креслах протерлась и пошла трещинами: «может, они еще при Живкове летали», - мелькает мысль. А потом в кармане впереди стоящего кресла обнаруживается журнал не с увлекательным чтением о природных, архитектурных и прочих красотах, как это обычно бывает, а журнал Investor. Болгарии нужны деньги, понимаешь ты. Приземляешься в не слишком живом аэропорту, где пограничный контроль длится неожиданно долго, а ты от этого давно отвык, смотришь на хмурые лица и вспоминаешь, что, например, в 2016 году Болгария была признана самой несчастливой страной в регионе Европа, Центральная Азия и СНГ. Здесь прекрасная природа – горы, море –  и самый низкий в ЕС ВВП (49% от среднего на душу населения), самая низкая средняя заработная плата и 22% населения за чертой бедности. У каждого своего собеседника я пыталась выяснить: как вы дошли до жизни такой? Кто-то на такую постановку вопроса обижался, кто-то защищался, кто-то соглашался, но грустили все.