Главная

Вопрос климатической справедливости

Если борьба против изменения климата ассоциируется у вас с Гретой Тунберг и ее любовью прогуливать школу по пятницам, это правильная ассоциация. Но недостаточная. Эксперты пугают хлебными бунтами и кивают на Египет, наплывом климатических мигрантов и кивают на Бангладеш, предрекают изменение политического и экономического ландшафта. Климат – это политика, даже не сомневайтесь. А держать нос по ветру политики умеют. Да и бизнес научился. Вот вам отличные примеры.   

Все свои

Знающие люди утверждают, что окончательное решение о создании музея Витебского народного художественного училища было принято… после открытия Олимпиады в Сочи. Ну, помните, как мы, белорусы, возмущались, увидев героев картин Шагала и супрематические фигуры? «Как же, как же! – кричали мы в оторопи. – Это же все наше! Наше! И Шагал – витеблянин, и супрематизм – витебская школа!». Помните, да? А ведь не все так просто. И с художниками Витебской школы, и с Шагалом и даже Франциском – свет очей наших – Скориной. Чьи они? И имеет ли это значение?

Любовь не всегда права

Песня про то, что «жениться по любви не может ни один король» устарела еще до того, как была пропета. И короли, и королевы женились и выходили замуж по любви много столетий назад. Другой вопрос, всегда ли это было хорошо для монархий и истории. Что происходит, когда монархи забывают про долг и поддаются любви? Иногда они живут долго и счастливо и даже умирают в один день (но иногда это становится поводом для войны), а иногда монаршая любовь меняет ход истории. Тут важно не перепутать повод с причиной, как учили нас на уроках истории, и не думать, что Генрих VIII порвал с католической церковью исключительно из-за страсти к Анне Болейн, а Эдуард VIII отрекся от престола только потому, что хотел жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон.

С Трампом, хоть и без него

«Америка возвращается», – сказал президент Джо Байден в первом выступлении, посвященном внешней политике. Внешне новый американский президент избавляется от всяких ассоциаций с Трампом: декларирует возвращение к мультилатерализму, продлил договор об ограничении стратегических вооружений с Россией, вернул свою страну в ВОЗ и Парижское соглашение по климату, отменил запрет на въезд в страну мусульман. Но если его послушать внимательнее, то становится очевидно: Трампу нынешняя администрация еще не раз скажет «спасибо». Не вслух, конечно.

Если надо – уколюсь

Премьер-министр Греции предложил ввести единый сертификат ЕС о вакцинации. Его инициативу подхватили другие страны, зависимые от туризма – Испания, Португалия и Мальта. Сразу возник вопрос: сертификат вакцинации – документ медицинский или политический? Президент Еврокомиссии Урсула фон Дер Ляйен говорит, что на первом этапе – исключительно медицинский: науке пока неизвестно, могут ли привитые заражать других и как долго продлится полученный в результате прививки иммунитет. Ей вторит президент Европейского Совета Шарль Мишель, полагающий, что если сертификат сделают обязательным условием для путешествий, многие воспримут это как введение принудительной вакцинации. Но то государственный уровень, а ведь есть частные структуры со своими правилами. Например, крупнейшая в Германии компания по продаже билетов на концерты и фестивали CTS Eventim считает, что на подобные массовые мероприятия следует пускать только привитую публику. Немецкий Совет по этике допускает, что после снятия карантинных мер возникнут сферы и услуги, доступные только вакцинированным.

Ветер перемен

Наверное, в это трудно поверить, но песне «Ветер перемен», с которой немецкая рок-группа «Скорпионс» покорила сердце Советского Союза и его первого и единственного президента Михаила Горбачева, 30 лет. Я не помню, когда ее услышала впервые, зато сейчас мне кажется, что она была всегда.

5 февраля истек срок действия договора о стратегических наступательных вооружениях между Россией и США (ДСНВ-3). Фактически он удерживал обе страны от гонки ядерных вооружений, поэтому во всем мире забили тревогу, когда президент Трамп заявил, что продлять договор не будет. Но Трамп, как и любой президент, не вечен. Он даже на второй срок не смог переизбраться, а его Джо Байден был вице-президентом, когда Барак Обама подписывал ДСНВ-3 с Дмитрием Медведевым. Так что у него чувство преемственности есть. Поэтому договор продлили. Означает ли это, что наш мир стал безопаснее? Не стоит обольщаться.

Будущее без Меркель

Помню, как много лет назад знакомый ирландский дипломат со смехом рассказывал, как малолетний сынишка спросил его: «Папа, а мужчины могут быть президентами?». В то время шла предвыборная кампания, и было очевидно, что бывшую восемь лет на президентском посту Мэри Робинс сменит другая Мэри – Мак-Кэлис. Сын дипломата не знал иных президентов, кроме женщин, так что папа утешал может, может мужчина быть президентом! А теперь уже и в Германии выросло поколение немцев, которые знают только одного канцлера – Ангелу Меркель, руководящую страной с ноября 2005 года. Ей хотелось, чтобы и дальше во главе партии и страны оставалась женщина – Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Но она не справилась, и теперь мы знаем имя нового председателя ХДС: им стал премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия Армин Лашет. Означает ли это, что он сменит Меркель на посту канцлера? Нет, не означает.