Главная

Единственный день для рождения

«Не могла ты родиться в какой-нибудь другой день?» – говорит Сергей, разливая замерзшее шампанское по пластиковым стаканчикам. 5 декабря, мы стоим на горе Маяк в Витебской области, и нам не просто холодно, а очень. Сильный ветер несет мелкий, как пыль, снег, иголками впивающийся в щеки. Конечно, хотелось бы оказаться здесь по этому же поводу – день рождения – в другое время. Например, весной, когда все оживает, и ты снова начинаешь верить в лучшее в себе, людях и мире – это чудо происходит каждый год, всякий раз удивляет, и хорошо бы родиться в это время. Или летом, когда воздух пропитан созреванием и полнотой, когда можно ходить по лугу, гладить цветы и сетовать на то, что ночь, хоть и кроткая, но есть, и нужно спать, но только для того, чтобы завтра с утра снова ощутить полноту зрелого счастья. Да даже осенью, но только чтобы в начале, хорошо родиться – когда еще не перейдена грань между зрелостью лета и осенним умиранием, когда еще красиво и так по-цветному. На вопрос Сергея у меня три ответа. Короткий: нет, не могла. Чуть длиннее: у меня вообще было мало шансов. Но есть еще и длинный.  

Вакцинный апартеид

«Омикрон!», – кричат они в очередном ужасе. Но за эти два года ужас стал привычным: уже не пугает, а, скорее, раздражает. «Омикрон!», – кричат они, запрещая рейсы с юга Африки. Но разве это (не закрытие рейсов, а новый штамм)  не было это предсказуемо? В странах ЕС от ковид вакцинированы почти 70% взрослых, в Африке – всего 4%. Любой медик скажет: в Африке созданы идеальные условия для мутации вируса. Он радуется и мутирует. Если Африка не привьется, эта эпидемия будет вечной. Но кто ее привьет, вот в чем вопрос.

«Только простая и понятная конкуренция», – вот чего хочет президент США от американо-китайских отношений: «Наша ответственность как руководителей Китая и США состоит в том, чтобы гарантировать, что конкуренция между нашими странами не перерастет в конфликт, намеренный или непреднамеренный. Нам нужно установить некоторые ограничения на основе здравого смысла, чтобы быть ясными и честными в тех случаях, когда мы не согласны, и работать вместе там, где наши интересы пересекаются». Проблема в том, что интересы США и Китая пересекаются в очень многих областях, регионах и сферах.

Сказки, нужные взрослым

Новый год, мандарины и всей семьей на «Щелкунчик». В белорусском Большом театре билетов на постановку Валентина Елизарьева практически не осталось. Огорчилась и обрадовалась одновременно: рада, что балет так популярен, огорчилась, что не попасть. Но театралы и дети Берлина огорчились куда больше: у них вообще шансов увидеть «Щелкунчик» в это Рождество нет. Самый популярный и кассовый спектакль сняли с репертуара в канун праздника, заменив «Дон-Кихотом». Почему? Потому что обнаружили в «Щелкунчике» постколониальное прошлое, расизм и сексизм. Зрители и балетный мир в шоке, а эксперты по политкорректности говорят, что и «Дон-Кихот» – не самая подходящая замена: там цыгане и «романтические стереотипы». Не лишимся ли мы классических балетов в угоду политкорректности?

Вас, как и меня, тоже удивляет рост цен на растительное масло? Мы не одиноки: этим возмущаются во всем мире. Мы возмущаемся, а Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO) констатирует: да, стоимость растительного масла достигла рекордного уровня, в октябре по сравнению с прошлым годом его цены выросла на 10%. Нет, снижения ожидать не стоит. Почему?  

Эпоха Си Цзиньпина

Китай, любят повторять многие, страна традиций. Архитектор политики реформ и открытости Дэн Сяопин заложил такую: каждый Генеральный секретарь ЦК КПК и Председатель КНР остается на своем посту не более двух сроков. Другая традиция – руководители самого высокого уровня должны покидать свои посты в возрасте 65-70 лет, чтобы дать дорогу молодым. Нынешний Генеральный секретарь ЦК КПК и Председатель КНР Си Цзиньпин, отлично знавший Дэн Сяопина лично (его отец Си Чжунсюнь был его соратником и одним из зачинателей экономических реформ), не побоялся пойти против традиции: ему 68 лет, и он остается.

Столетние цели Китая

В Пекине завершил работу шестой пленум ЦК КПК 19-го созыва, который еще до начала назвали историческим. Во-первых, потому, что он рассматривал вопросы истории (а она, как мы знаем, всегда идеология). Принята резолюция «Решения ЦК КПК по основным достижениям и историческому опыту столетней борьбы партии» – всего лишь третья подобного рода резолюция за всю историю существования КПК. Она сразу поставила Генерального секретаря ЦК КПК товарища Си в один ряд с главными лицами истории нового Китая – Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином. Во-вторых, потому, что подтверждает наличие в Китае четкого консенсуса: Си Цзиньпин останется руководителем партии и государства и после двух сроков. На сколько? На сколько пожелает: формальных препятствий больше нет.

Эта странная Грузия

Грузия, знаете ли, очень странная страна. Если вы родились в СССР (а я родилась), вам сложно воспринять ее заграницей. Грузия – заграница? Я вас умоляю! Виза не нужна, самолеты изо всех сил летают, по-русски говорят практически все, и мужчины поют такими голосами – много и все сразу, – что даже в опере итальянского композитора Верди, исполняемой в тбилисском театре на языке оригинала, угадывается знаменитое многоголосие: я его узнаю с первого мужчины. Если родился не в СССР, Грузия, конечно, заграница. Хотя бы потому, что в пандемию очень хочется съездить за границу, а Грузия – вот она: без визы, с сертификатом любой прививки, самолеты летают без устали… В этом году белорусов в Грузии не много, а очень много – гиды довольны, дядя Сосо наливает, тетя Нино насыпает, тетя Нателла соблазняет домашней «Хванчкарой» и вяленым корольком и все зовут оставаться подольше, приезжать еще и купить квартиру на побережье в Батуми, чтобы всегда солнце, «Хванчкара» и прочие радости.