Главная

Остров не продается

Президент США Дональд Трамп подумывает о том, чтобы купить Гренландию (самый большой остров в мире, если кто не в курсе). Мол, для Дании, которой он принадлежит на правах автономии, это тяжелое бремя: 700 млн. долларов в год. А на острове много минеральных ресурсов, а в его водах много рыбы. Самая северная американская военная база там расположена. К тому же у США богатый опыт подобных покупок: Луизиана у Франции, Аляска у России, да и у Дании острова уже покупали – те самые, которые сейчас называются Американскими Вирджинскими островами. Так почему датчане так всполошились на этот раз?

Спасатели еды

Вам в детстве рассказывали истории про «общество чистых тарелок»? Родители призывали вас съедать до последней крошки все, что положено на тарелку? Говорили о том, что дети в Африке голодают, а ты вот, мол, не доедаешь? Так вот: дети в Африке по-прежнему голодают, а мы, люди из сытых стран, по-прежнему выбрасываем слишком много еды. В одной только Германии ежегодно выбрасывают 11 млн. тонн продуктов. Правительства самых разных стран разрабатывают специальные программы, чтобы с этим явлением бороться. В Германии вот задумались о том, чтобы изменить дефиницию воровства, а датское мобильное приложение объединяет кафе и рестораны, готовые распродавать выпечку по бросовым ценам, и это, говорит моя подруга Настя, живущая в Осло, отличный лайфхак для тех, кто путешествует по Европе с небольшим бюджетом. Поехали!

Лесная угроза

«Много рубят», - огорченно сказал в карловарском лесу приехавший к нам в гости известный белорусский фотохудожник Сергей Плыткевич. Ему не показалось: последние шесть лет государственная компания «Чешские леса» увеличивает производство, в прошлом году заготовили и продали 25 млн. кубометров леса. В этом году цифра вырастет. Но не все в Чехии и даже в самих «Лесах» такому росту радуются. Потому что, говорят, из-за этого ландшафт меняется с такой скоростью, что скоро станет неузнаваемым.

Лет десять назад экономисты и политологи уверяли: наступившее столетие станет «веком Азии». Посмотрите, мол, как бурно развивается экономика Китая, а вслед за ней экономики других азиатских государств, мир устал от евроцентричности и двух великих держав – США и России, все меняется, в том числе и центры силы, Азия – вот будущее мира. Сегодня становится понятно: политологи погорячились. И экономисты тоже. Хотя, конечно, Азия стала центром силы, а мир стал многополярным.

Тело и декларации

Кому-то нравится, кому-то неловко. Моя белорусская приятельница, ставшая профессором университета в Германии, жаловалась, что никак не может привыкнуть к немецкой привычке ходить в сауну голышом. Хотя знает: в Германии у нудистской культуры давние корни и даже свои политические оттенки. Это называется FKK – Freikörperkultur, культура свободного тела. И, как показывает история, в этом названии важно все: и культура, и тело, и свобода. Особенно свобода. Самыми большими поклонниками нудизма всегда были люди с левыми взглядами, что подтверждает известный немецкий политик Грегор Гизи, выросший в восточной Германии, ни разу не проигравший выборов в Бундестаг и ставший одним из лидеров европейских Левых. Но вот ведь проблема: нудизма в Германии становится все меньше. Исследователи говорят, что в умирании традиции виноваты не мигранты, хотя, понятное дело, они относятся к обнаженности совсем не так, как немцы. Традиция медленно, но верно становится одним из отдаленных последствий (очень неожиданным, но все же последствием) объединения Германии.

Привычка и ее носители

Они немолоды и настойчивы – возможно, годы в борьбе закалили их характер в любых мелочах. Даже самым жарким и влажным пекинским летом они не будут надевать шорты, сколько бы ни убеждали их в удобстве внуки. Шорты для слабаков, долгожители хутунов предпочитают «пекинское бикини», обнажающее живот, чаще всего мешком свисающий над ремнем. Ну и что? Вырос и вырос, значит, с питанием в стране так хорошо, как лет пятьдесят назад как раз и мечталось. И ходят они по Пекину и другим городам, добавляя им летней экзотики в глазах туриста и летнего позора в глазах многих местных. С «пекинским бикини» борются не первый раз, но сейчас борьба вошла в беспощадную фазу. В Тяньцзине за это полагается штраф в 200 юаней. Запреты на оголение мужских животов введены в Цзинане, Шэньяне, Ханьдане и других городах. А вам понравится мужчина в «бикини» на городских улицах?

Последнее время часто можно услышать вопрос: а зачем нам так много рассказывают о войне? Столько лет прошло, какое это сейчас имеет значение? Я как раз из тех, кто не перестает рассказывать. Потому что у многих сегодняшних вопросов и проблем давние – исторические, военные – корни. Вот разразилась вдруг торговая война между Японией и Южной Кореей: в Токио изменили правила экспорта некоторых химических веществ, которые используются в производстве полупроводников и высококачественных дисплеев. С чего бы это вдруг, спросите вы. И я отправлю вас в историческое путешествие – назад, к войне.

Ни слова о политике

В чешских пивных перестали обсуждать политику. Говорят о чем угодно – о семье, детях, рыбалке, охоте, лыжном сезоне, о женщинах и мужчинах, наконец, но не о политике. И этому тренду как минимум пятнадцать лет, утверждает декан факультета социологии Карлова университета Иржи Винопал. С 2004 года под его руководством проводится ежегодное исследование социальной жизни чешских пивных. Даже не думайте смеяться: пиво и все, что с ним связано, в Чехии – национальный институт, отношение к этому серьезнее некуда. Меняется жизнь и ее ритм, социальный строй, отношения между людьми, но одна вещь остается неизменной – ты всегда можешь прийти в пивную, заказать кружку пенного и поговорить с друзьями. За первой кружкой идет вторая, третья… разговор все оживленнее. По крайней мере, так было до сих пор. Но все меняется, и чешские пивные тоже.